Ваше сообщение успешно отправлено!

Если бы Пикассо был кроликом

О новой выставке Еврейского музея – «Игра с шедеврами»

Матисс, Лихтенштейн, Пиросмани, Пивоваров, Пикассо и прочие знаменитые имена художников сразу навевают мысли о многообразии работ и взглядов из разных эпох. Но кто бы мог подумать, что и количество «углов», с которых можно рассмотреть творчество этих авторов, тоже окажется столь разнообразным? Придется в прямом смысле открывать тайники и находить каждый раз что-то новое. Речь идет о новой экспозиции в Еврейском музее и центре толерантности – «Игра с шедеврами».

Корреспонденты с громоздкими камерами толпятся возле импровизированной сцены, где находится лишь стул, стоящий напротив большой деревянной рамы. Алексей Мунипов, один из кураторов, рассказывает, что проектированием экспозиции занимался театральный художник Алексей Трегубов. И она действительно не лишена драматургии – каждая картина становится героем постановки.

Куратор выставки Алексей Мунипов

Сама идея выставки сразу начала переворачивать все с ног на голову. По словам Алексея, Елена Любимова, главный хранитель музея, которая «должна была бить по рукам и говорить, что нельзя опускать картины и закрывать их в шкафы», наоборот, во всем поддержала будущую задумку.

Посвящение Адальберт Штифтеру, 2014,. Ансельм Кифер

«Нужно просто отдавать себе отчет в том, что вы чувствуете и как меняются ваши эмоции из зала в зал», – объясняет куратор Мунипов. Здесь и взрослые, и дети – «полноправные посетители» музея, потому что экспозиция обращается не к интеллекту, а к чувствам и эмоциям. Именно поэтому выставке даже не нужна экскурсия. Вспомните сказку «Алиса в Стране чудес», где «героине было скучно, она провалилась в нору, и все началось». Кстати, об этой сказке и думал художник пространства.

Куратор выставки Ирина Мунипова

Ирина Мунипова, еще один куратор выставки, также добавила, что каждое воскресение (в течение двух месяцев работы) будут проходить лекции. Там будут говорить о том, что такое эмоциональный интеллект, почему эмоции в целом важны и для чего необходимо о них говорить.

Экспозиция начинается именно с места, где только что рассказывали о своей работе кураторы. Если повернуться направо, то можно заметить ряд зеркал. Они с первого взгляда кажутся самыми обыкновенными. Это ваш первый шаг в Зазеркалье по задумке самого же архитектора выставки – Алексея Трегубова. Волшебное зеркало загорается и оказывается разбитым, где красная надпись подсказывает зрителю, что это «гнев», а внутри соседнего зеркала внезапно оказываются живые рыбки под синей горящей надписью – «удивление».

Женщина в шляпе (1962) и Голова фавна (1962), Пабло Пикассо

«Что вы чувствуете?» – главный вопрос этой постановки. В первом же зале находятся картины Пабло Пикассо, герои которых тоже испытывают всевозможные чувства. Именно Пабло принадлежит цитата о том, что «художник рисует не то, что видит, а то, что чувствует». Зрителю, который только что видел разнообразные эмоции в отражении «волшебных зеркал», теперь представляется то же самое, но уже на полотнах более чем полувековой давности.

Розовый рельеф с губками, 1960. Ив Кляйн

Не нужно думать об историческом контексте и биографиях, двигайтесь на ощупь – «розовая губка» Ива Кляйна подскажет вам, что делать. К ее репродукции рядом можно не просто прикоснуться, а полностью ее изучить тактильно, как и многие другие объекты экспозиции. И когда вы начнете «впитывать», то непременно окажетесь возле работы Василия Кандинского «Беспредметное», что и есть главный предмет разговора сегодня – то, что зачастую сложно описать словами, но можно пробовать изображать на протяжении столетий, – наши ощущения.

Выставка предлагает достаточно быстро погрузиться в мир чувственного – например, спуститься с самой настоящей горки. И вот можно наблюдать, как взрослые люди с телекамерами, фотоаппаратами и микрофонами наравне с маленькими посетителями музея действительно скатываются с горки. Они словно падают в темную нору, как и главная героиня сказки Льюиса Кэрролла. Конечно же, в этом зале зрителя встречает «Иранский лев» наивного художника Пиросмани, который в порыве чувств когда-то продал все, что у него было, чтобы подарить «миллион алых роз» любимой женщине, и «Кошка, поймавшая птицу» Владимира Яковлева – представителя экспрессионизма – течения, где чувственность сама по себе ставится во главу угла.

Кошка, поймавшая птицу, 1992, Владимир Яковлев

Смеясь, взрослые и дети пытаются найти дверь в следующий зал. Каждая из дверей закрыта, сливается со стенами и открывается по-разному. И тут появляется белая лестница. Да, по ней необходимо забраться, чтобы увидеть следующую деталь этого большого квеста – «Посвящение Паше» Виктора Пивоварова. Пивоваров говорил, описывая себя в детстве, что «этому мальчику необходимо было каким-то образом повторить себя, свой дом, свои вещи, только в маленьком виде. Повторить и играть. Я думаю, что это повторение, изображение окружающих нас вещей, и игра с ними есть искусство». И изображал это «повторение» на своих полотнах. Вот и теперь его герой, собственный сын, спрятался за дверцей «домика» с лестницей.

Далее можно наблюдать, как дети сами уже воображают себя художниками, рисуя маркерами на досках. Они даже играючи рассуждают, за какую цену могли бы продать свои картины на аукционе. Этот зал – возможность взглянуть на себя по-новому, причем не только стать тоже художником. Опять же, во всех смыслах. Между работ Павла Филонова «Голова» и «Набросок головы Джорджа Дайера», где лица людей наполнены большим количеством деталей и цветовых пятен, находится зеркало, как бы приглашающее к странному диалогу. Он мог бы начаться с фразы «А что у тебя внутри?».

И вот, когда границы привычного восприятия музейной экспозиции сломаны, может происходить уже что угодно. И происходит. Необычная конструкция пола следующего зала вновь удивляет посетителей. Что это и зачем? Ирина Мунипова на вопросы корреспондентов вдохновленно отвечает, что это может быть чем угодно – ходите, рассматривайте, садитесь и делайте все то, на что хватит фантазии.

Когда отпираешь последнюю дверь и внезапно вновь оказываешься в «реальном» мире, уже как-то по-другому смотришь на композицию с огромной пустой рамой. Становится понятен ее смысл – каждый вне зависимости от того, на что он смотрит, увидит что-то свое. Важно лишь остановиться и почувствовать. Это мы предлагаем и вам, потому что даже в этом материале описаны далеко не все потаенные углы этой большого игрового пространства.

Я люблю писать об искусстве, так как считаю, что оно есть отражение человеческой мысли. Произведение — это не просто картина или скульптура, это все, что когда-либо влияло на человека, который смог нематериальную мысль воплотить в какой-либо форме и донести до всего мира. Это поражает! Это хочется изучать!


Еще статьи этого автора

Жизнь
Недетские картины Григория Ингера
Цветные и черно-белые работы, выполненные в детской манере, но с эмоциями, а порой и
Жизнь
Приквел «Аватара». Мифология на’ви
О «Первом полете» Торука в Москве
Жизнь
Художник Борис Карафелов: «Все влияет, все звучит»
О выставке «Свет Средиземноморья» в Музее Востока
Жизнь
Между живописью и фотографией
Интервью с фотографом-сюрреалистом Эриком Йоханссоном
INSTAGRAM
Следите за нами в Instagram