Ваше сообщение успешно отправлено!

Поминальная молитва. Смех и любовь на белой сцене

Ощущение жизни в театре Мост

В Московский открытый студенческий театр, образованный на базе Студенческого театра МГУ, – особенное явление в нашей театральной жизни. Если и применимо к этому театру понятие «любительский», то только в значении «любить». Любить жизнь. Любить людей. Любить театр.

Даже по формальным признакам театр МОСТ не является любительским, так как многие актеры получают впоследствии или параллельно профессиональное образование, но изначальная концепция труппы – это дать возможность людям с самыми разными интересами проживать на сцене другую жизнь. Ключевое здесь именно «проживание», то есть актер в роль приносит личный опыт и свое представление, как бы он существовал в предлагаемых обстоятельствах. Кстати, с этим связан тот факт, что, как правило, в труппу не берут студентов-первокурсников. А так в театр можно попасть ровно так же, как поступить в любой театральный институт, – пройдя отбор, прочитав свою программу.

Вот это ощущение «жизни» – самое первое и важное, что считывается в спектакле «Поминальная молитва», поставленном режиссером Георгием Долмазяном по пьесе Григория Горина. В деревеньке Анатовке мирно живут украинцы, русские и евреи. И все отличия между ними – это какие праздники они отмечают и в какой день отдыхают. Правда, как мудро заявляет плотник Степан (Павел Кулябин), Бог никогда не отдыхал, «у Бога столько делов – не переделать». Как не переделать всех дел Тевье-молочнику (Евгений Никулин) с его добрейшей женой Голдой (Людмила Давыдова). Ведь помимо того что Тевье приходится таскать телегу вместо коня, необходимо еще выдать замуж 5 дочерей. Такое вот «Гордость и предубеждение», приправленное еврейским юмором: «Мне нужно обрадовать маму, чтобы она не умерла от горя».

В лучших традициях режиссуры студенческих постановок образ спектакля вырастает как бы из ничего. Простая сцена, выкрашенная в белый цвет, чье пространство открыто зрителю целиком и полностью. Неровным квадратом выстроены черные столы-скамейки разной высоты, попеременно оказывающиеся то трактиром, то кухней домовитой Голды. Персонажи пьесы будут забираться и бегать по этим столам, и эта «гонка по горкам» очень точно отражает эту смешную, нелепую, трагичную, но ужасно трогательную жизнь. Задействовав все входные проемы сцены и зала, актеры существуют со зрителями в одном пространстве. После еврейского погрома на сцене появится пресловутая черта оседлости, которая внезапно отделит зрителя от тех, кто за короткое время спектакля стал если не родным, то близким и хорошим знакомым, чьи тревоги и волнения переживаются, как свои.

Потому что при всей точности сценографических решений, музыкального сопровождения и работы со светом это ощущение жизни создает великолепнейшая актерская игра. Остроумный Евгений Никулин (Тевье), решительная и упрямая Наталья Дедейко (Цейтл), нежная и трогательная Юлия Вергун (Хава), бойкий и задорный Георгий Антонов (Перчик), плутоватый и харизматичный Фамиль Велиев (Менахем) и все остальные задействованные в спектакле актеры поражают глубиной и точностью проработки своих персонажей. И нельзя не сказать отдельно об игре Людмилы Давыдовой (Голда), сцены с ней – самые эмоциональные, болезненные и сильные в спектакле, проникающие в разум и сердце.

В настоящее время сюжет пьесы с прописанным разделением «русские, украинцы, евреи» приобретает если не политическое, то некое болезненное звучание. Но спектакль не говорит о политике, он говорит о людях. И о любви.

Фото: театр Мост

Театрал-любитель. Верю, что театр способен говорить искренне о наболевшем. И если не изменить общество, то расставить точки над i в конкретной голове.


Еще статьи этого автора

Театр
“Вальпургиева ночь”. Не надо умничать в дурдоме!
Неожиданный спектакль в декорациях палаты психиатрической больницы
Театр
Затмение. Когда не нужно выбирать – в бар или в театр
Спектакль, на котором друзья нетеатралы не успеют заскучать
Театр
3D-сны господина Гофмана
История о величайшем шутнике
INSTAGRAM
Следите за нами в Instagram