Ваше сообщение успешно отправлено!

Брехт. Швейк. Вторая Мировая.

Первый спектакль «Сезона учеников» в Студии театрального искусства

Собаке – собачья и смерть!

19 сезон в Студии театрального искусства получается экспериментом. Он объявлен как «Сезон учеников» — Сергей Женовач, ранее заботливо забирая выпускников своей мастерской в ГИТИСе в свой театр, теперь предоставляет возможность им ставить собственные спектакли. И первым результатом такого решения худрука является постановка Уланбека Баялиева по антинацистской пьесе Бертольда Брехта (подробнее про драматурга можете прочитать в нашей статье).

Говорим «Брехт» — ждём на сцене кабаре. Правда, эстетика кабаре проявляется скорее в костюмах персонажей, а трактир «У чаши» все же визуально соответствует оккупированной гитлеровцами Чехословакии. Сценография спектакля пластична и минималистична, единственная отличительная черта деревянных стоек – дырки от пуль, периодически ярко высвечиваемые прожекторами. Пулями будет пробита и трибуна диктатора, который также является персонажем пьесы. Спектакль начинается с фирменного брехтовского зонга, Гитлер (Сергей Аброскин)  вопрошает у своих приспешников, а как же к нему относится «маленький человек в европейских странах»?

«Маленькие люди» по сюжету – это как раз постоянные посетители пражского трактира. Главным персонажем пьесы является Швейк, торговец собаками в Праге, заимствованный Брехтом у чешского писателя Ярослава Гашека. Играющий его Никита Исаченков и его приятели Балоун и Проказка в исполнении Александра Суворова и Александра Николаева одеты вовсе не в лохмотья, Швейк так вообще появляется на сцене в изящном белоснежном жилете, бабочке, длинном черном пальто и цилиндре, а от красного платья хозяйки трактира Анны Копецки (Татьяна Волкова) невозможно отвести взгляд. Однако красивая картинка и чарующий голос Анны не имеет ничего общего с реальными проблемами времени. Мясо невозможно купить даже на черном рынке, от чего очень страдает фотограф Балоун, сознающий, что готов пойти в гитлеровскую армию ради сытного солдатского пайка.  А еще повсюду рыщут эсэсовцы и гестапо, в своем соревновании между ведомствами готовые сгноить человека в застенках за неосторожно сказанное слово.

Образ нацистов в спектакле решен не  тривиально, хотя и не сказать, что такая трактовка не встречалась ранее. Любители собак, возможно, будут весьма огорчены таким сравнением с верным и преданным животным, но нацисты в спектакле представлены как визгливо воющая свора собак, послушно выполняющих приказы за косточку. Сразу вспоминаются известные карикатуры коллектива художников Кукрыниксы, где тоже многие нацистские персоналии изображались в виде собак. Однако ироничный взгляд не умаляет ужасов режима.

Иллюстрации Кукрыниксов

Вторая часть спектакля перемещает зрителя в поля под Сталинградом.

«Четвертый год продолжается без пяти минут победоносный поход

Гитлер кричит в оторванную телефонную трубку, в которую его никто не услышит. Сменив пальто на солдатскую форму, мобилизованный Швейк идет в снежной мгле, не зная дороги, не понимая цели. Где-то в прошлой жизни остались друзья, спасающиеся любовью в тяжелое время. Появляется Гитлер, Швейк свистит ему как собаке, пока тот отчаянно пытается найти направление. Но нет пути на север, восток, запад, юг. Есть только путь назад.

Фото предоставлены Студией театрального искусства.

 

Театрал-любитель. Верю, что театр способен говорить искренне о наболевшем. И если не изменить общество, то расставить точки над i в конкретной голове.


  • Аноним

    Завораживает. Спасибо за текст, это очень сильная вещь, судя по всему, надо идти!

Комментарии для сайта Cackle

Еще статьи этого автора

Еда
Ресторан «Тоттори»: японские открытия
Неизвестные гастрономические тренды японской кухни
Театр
Чем отличается жена от проститутки?
Спектакль «Капитал» в театре «Среда 21»
Театр
«И ты, (Брут) Гоголь!»
«Лабардан-с» в Студии театрального искусства