Ваше сообщение успешно отправлено!

Мир Марины Цветаевой: Ново-Талицы, Москва, Таруса

Родовое имение, семейная обитель, отрада детства

Марина Цветаева жила во многих городах России и Европы, а родными местами называла Москву и Тарусу. Побывав в этих местах, можно представить, как из поколения в поколение у талантливой поэтессы формировался характер, который она унаследовала по папиной линии.

Музей семьи Цветаевых

В январе 1853 года в село Талицы прибыл новый священник Владимир Васильевич Цветаев с супругой и четырьмя сыновьями: Петром, Иваном, Федором и Дмитрием. Семья обосновалась в доме рядом с местом службы священника — он и стал родовым имением Цветаевых. Владимир Васильевич был образованным, деятельным человеком и стремился привить нравственные ценности сыновьям.

Ивана, отца Марины, как и остальных братьев, отдали в Шуйское духовное училище, а затем во Владимирскую духовную семинарию. Старший Цветаев выступал против светского образования, однако приходское дело продолжил только один из сыновей — Петр. Иван, получил православное образование и окунулся в медицину, но предрасположенность к истории искусств предопределила дальнейшее обучение. Цветаев перевелся в Императорский Санкт-Петербургский университет на историко-филологический факультет.

Юноша, который направлял прошение на предоставление в университете бесплатного места, добился положения в обществе исключительно знаниями и трудом. В 1889 году Цветаев возглавил в Московском университете кафедру теории и истории искусства, а параллельно заведовал Румянцевским музеем. Идея открыть в Москве большой просветительский музей, который бы вместил историю античности, стала делом его жизни. Цветаев посвятил воплощению мечты 24 года. В 1912 году Музея изящных искусств имени императора Александра III открылся.

Марина не унаследовала от отца влечения к получению образования. В 14 лет девочка поступила в гимназию, но за 5 лет сменила 3 учебных учреждения. Воля к жизни и терпение, напротив, передались Цветаевой по папиной линии. Потеря матери стала сложным испытанием, которое выпало подростку. Марина называла себя сиротой, но не была одинока в творчестве. Цветаева столкнулась с нуждой, но находила в себе силы справляться с лишениями. Способность следовать выбранным убеждениям сформировала характер великой поэтессы Серебряного века.

Убранство дома свидетельствует о непритязательности старшего Цветаева в предметах быта. В угоду Владимира Васильевича моральные принципы усвоились сыновьями, а роскошь воспринималась как искушение, которому не следует потворствовать. Иван Владимирович не допускал расточительности и с получением звания профессора. Марину бережливость спасала в самые тяжелые времена её жизни. 

Тарусский музей семьи Цветаевых

В 1891 году двоюродная сестра Ивана Владимировича пригласила Цветаевых в Тарусу. Живописные места на берегу Оки полюбились семье. В год рождения Марины родители сняли в долгосрочную аренду дачу «Песочное» и на следующий сезон взяли ребенка с собой. Марине не исполнилось и года, а она уже жила в Тарусе. Повзрослев, Цветаева будет жить Тарусой, ведь здесь прошло счастливое и безмятежное время её жизни. Вот она с сестрой в Почуевской долине, излюбленном месте для прогулок. Вид на Оку, усыпанные земляникой берега отпечатались в сердце Цветаевой. В 1934 году в Париже она написала завещание, в котором попросила похоронить на Тарусском кладбище, где растет самая крупная земляника, или на одном из холмов долины, если просьба станет несбыточна.

Дача «Песочное» — не единственное место, где останавливались Цветаевы, когда приезжали в Тарусу. Дедушка Марины по маминой линии, Александр Данилович Мейн, в 1899 году купил дом, но скоропостижно умер. Хозяйкой дома стала его вторая жена Сусанна Давыдовна, которая приходилась тетей Марине. Швейцарка по происхождению, она разговаривала с акцентом и произносила «тетя» как «тьо», так закрепила за собой домашнее прозвище. Дом назвали в честь хозяйки  — Дом «Тьо». В 1903 году Сусанна Давыдовна специально для Цветаевых построила флигель, в котором семья останавливалась под Новый год. Традиция превратила флигель в зимний дом Цветаевых. Гостевой дом — единственная постройка, которая сохранилась до нашего времени. Дача «Песочное» была разрушена в 1960-х годах. Дом «Тьо» восстановили и организовали в нем музей семьи Цветаевых.

Одну из комнат украшает «Беккер» — рояль престижной марки того времени, который стоял и в «Песочном». Инструмент принадлежал матери Марины, Марии Александровне Мейн, которая не прожила бы без рояля и дня. Мейн разучивала пьесы по 4 часа в день и хотела того же от дочери. Желаниям Марии Александровны не суждено было сбыться, музыка не стала профессией Цветаевой, а вот любовь к поэзии Марина от матери унаследовала.

В экспозиции представлены фотографии Цветаевой, которые отражают всю жизнь поэтессы: от безмятежного ребенка до поседевшей женщины с грустными глазами. Под стеклом хранятся издания, которые выпустили в 1922 году до эмиграции:: «Царь-девица» и «Версты». Отдельные стихи опубликовали в «Свитке». Эмиграция положила конец публикациям Цветаевой на родине. На протяжении 39 лет в Советском Союзе не выпустят ни одной книги поэтессы. Музею передали мемориальные вещи: стулья и зеркало из дома в Трехпрудном переулке, диванчик с дачи «Песочное», поднос и посуду из дома «Тьо». В память о «Песочном» создали макет, который также находится в музее.

Для Цветаевой город Таруса был местом, которое не омрачили страх, потери и разлука. В последний раз Марина навестила город в 1939 году, но всего на один день, как будто попрощалась с любимым краем. В 1988 году частично исполнили последнюю волю Цветаевой: в Почуевской долине на берегу Оки установили камень с надписью «Здесь хотела бы лежать Марина Цветаева».

Дом-музей Марины Цветаевой

В 1914 году Цветаева с мужем Сергеем Эфроном и маленькой дочкой Ариадной сняли квартиру в доходном доме в Борисоглебском переулке. Марина почувствовала себя хозяйкой, как только перешагнула порог квартиры. Архитектор, когда разрабатывал проект дома, добился планировки в три уровня, которая отличала квартиру от других в доме. Высота потолков варьировалась от комнаты к комнате, что Цветаевой пришлось по душе.

В столовой молодая хозяйка поняла, что это её дом, никто другой здесь жить не может, все вещи в интерьере подобрали под неё: стол, камин, вольтеровское кресло, а больше ничего и не нужно. Столовую позже украсил портрет отца в парадном кителе, который так смущал Ивана Владимировича неоправданно высокой ценой.

В проходной комнате установили рояль, который превратил помещение в музыкальную гостиную. Марина облюбовала комнату причудливых пропорций и поняла, что именно она станет рабочим кабинетом и спальней. 

Письменный стол установили напротив окна. Цветаева тянулась к свету, как будто солнце, проникая в тесную комнатку, озаряло молодую поэтессу вдохновением.

Самую просторную комнату с высоким потолком отвели под детскую. Цветаева не поверила бы, если бы сказали, что через 3 года не будет возможности протопить помещение, и оно станет нежилым для маленьких членов семьи.

На протяжении 3-х лет Цветаева оберегала уют в доме, и всё казалось волшебным. В апреле 1917 года у Марины и Сергея родился второй ребенок — девочка, которую назвали Ириной. Октябрьская революция перевернула привычный уклад в жизни семьи. Эфрон вступил в добровольческую армию Белого движения. Женщине с маленькими детьми трудно справляться без мужа, а если подумать о времени, на которое пришлось вынужденное одиночество, сложно было вдвойне.

Острая нехватка денег толкала Цветаеву на распродажу личных вещей. Поэтесса благодарила знакомых за посильную помощь и посвящала стихи. Просторная квартира, которая ещё недавно приводила в восторг, стала обузой. Мать с детьми приспосабливали то одну, то другую комнату под проживание, или как правильнее будет сказать — выживание в нечеловеческих условиях. Марина понимала, что не прокормит детей, и решилась на отчаянный шаг — передать Алю с Ирой в приют. Цветаева поклялась себе, что оставляет детей временно, но с младшей дочерью рассталась навсегда. Ира умерла от голода зимой 1920 года в стенах Кунцевского приюта.

В июле 1921 года Цветаева получила известие от Эфрона. Чувство страха за мужа отпустило. Марина стала готовиться к эмиграции, и в мае 1922 года получила разрешение на выезд за пределы Советского Союза.

В квартире в Борисоглебском переулке Цветаева прожила с 1914 по 1922 год до отъезда в эмиграцию и выросла как поэтесса. Цветаева написала лучшие строки, которые сложились в стихи, романтические пьесы, поэмы и прозаические эссе. Тяжелое время не стало препятствием на пути таланта, скорее, наоборот, Цветаева выжила благодаря творчеству.

Счастье было лишь странником в жизни Цветаевой и не задерживалось подолгу. Сила духа и Божий дар не позволяли сдаваться даже в самое тяжелое время. Цветаеву не покидала уверенность, что всё наладится, и на смену лишений придёт благополучие, а как же иначе. Однако терпение не безгранично. Унижение, нищета, обесценивание таланта привели к неизбежному. Сил сопротивляться режиму у Цветаевой попросту не осталось…

 

Путешествую на машине и чувствую себя самым счастливым человеком. По образованию юрист, журналист в душе. На пути к мечте пишу о том, что нравится.


Еще статьи этого автора

Путешествия
Вкусный маршрут по городу Иваново: кафе, ресторан, музей
Делаем открытия, получаем удовольствие и погружаемся в искусство
Путешествия
Константиново: открывая С.А. Есенина
Литературный музей - Усадьба Кашиных - Земская школа - Дом священика Смирнова - Усадьба
Путешествия
Брыкин бор – Городковичи – Ижевское: заповедный маршрут по Рязанской области
Зубровый питомник - Пивоварня «Старый завод» - Музей К.Э. Циолковского