Ваше сообщение успешно отправлено!

Космический корабль «Буран». Несбывшаяся мечта российской космонавтики

Космос нас не ждет. Или о безумном приключении в центре космодрома Байконур

Недавно я узнала, что в Москве есть еще один (помимо тех, что на «ВДНХ») советский музей космоса, название ему – Центральный дом авиации и космонавтики, и находится он недалеко от станции метро «Динамо». Музей по-советски милейший, с макетами всевозможных планеров и самолетов. А во дворе, под цветущей вишней, стоит спусковой аппарат, который был ТАМ. Ощущения от него необыкновенные — он был выше всего земного, на загадочном просторе.

Стоя рядом, чувствуешь себя частью огромной вселенной, и, с одной стороны, вроде гордость берет, а с другой – такая неважность земных забот и суетных мыслей… Как говорил товарищ Циолковский: «Земля – колыбель человечества, но нельзя же всю жизнь провести в колыбели». После войны яростно развивалось завоевание космоса, началась «космическая гонка» между СССР и США, а сейчас что? Всё никак до Марса не доберемся…


Фотограф Андрей Орехов отправился в точку старта великого путешествия человека. На первый и самый большой космодром Байконур. 


Андрей Орехов. Фотограф из Нижнего Новгорода. Специализируется на съемке интерьеров, архитектуры и производств, в свободное время «дает волю своему авантюризму» — дёшево путешествует, посещает «заброшки» и залезает на крыши. Посмотрел много стран СНГ, немного Европы и совсем чуть-чуть Азии.


Расскажи, почему ты решил поехал именно на Байконур? Ты, наверное, был одним из тех мальчишек, которые бредили космосом и хотели стать космонавтом?

После восхождения на Эльбрус в прошлом году я подумал: что же придумать на этот год, чтобы и конечная цель была интересная, и путь к цели был неким вызовом? Вспомнил про Байконур и «Буран». Мой хороший знакомый из Самары ещё года 4 назад сходил туда в числе первых. Это, конечно, взрывало мозг, но на тот момент я не знал, с кем можно было провернуть подобное, и всё казалось чересчур сложным.

Я рос без мыслей о космосе, мое детство проходило в то время, когда космические достижения нашей страны затерялись и стали незначительными. Только в осознанном возрасте мне стало нравиться всё, что связано с космосом. Без фанатизма, без технических подробностей и физических нюансов, на уровне обывателя. Думаю, это связано с неизвестностью, которую таит в себе космос. Это огромная неизведанная тишина с массой новых ощущений и эмоций. Если бы мне предложили полететь на МКС или сделать виток вокруг земли, я бы согласился.

А на других космодромах хочется побывать?

Я с большим удовольствием посмотрел бы запуск ракеты с космодрома вблизи, потому что даже с онлайн-трансляций это выглядит невероятно. Не представляю, какие ощущения можно испытать, находясь именно там. Но надо понимать, что наше посещение космодрома не будет иметь ничего общего с этим. Мы увидели историю, которую тебе не покажут, а с новым запуском будет настоящее, которое станет почти обычным делом для современности.

Кого ты позвал с собой и как уговорил людей поехать на космодром?

Изначально я звал друга, с которым ходил на Эльбрус. Это был мой основной вариант напарника, потому что идти вдвоем представлялось мне идеальным: всего двое – сложнее заметить, мы быстрые и шустрые, потому что знаем свои способности, физические сложности, связанные с 70 км пешком за 36 часов, не ощущались такой уж большой проблемой. Мне казалось, что его авантюризма будет достаточно, чтобы он согласился, но нет. Он отказался, потому что не любит все, что связано со словом «нелегально».

Ближе к весне во время игр в настолки я между делом озвучил идею товарищу из Москвы, и дальше был эффект снежного кома. Он согласился и взял с собой девушку. Я подумал, что раз он взял девушку, то надо брать и свою. Плюс к нам прибавились два друга. Итого нас стало шестеро – это произошло так быстро, что я и не заметил, как моя идея поехать вдвоем упорхнула вдаль.

Какова судьба «Бурана» сейчас? И сколько макетов вы видели?

После условного закрытия программы в 90-х судьба большинства экземпляров и макетов «Бурана» была известна: продажи, музеи и распил. Казалось бы, прошло столько лет, обнаружить новые подробности и детали сложно, но нет. В 2015 году один парень выложил у себя в блоге фотографии двух «Буранов» из монтажно-заправочного корпуса на территории космодрома Байконур. Благодаря снимкам общественность впервые за 25 лет узнала судьбу второго летнего экземпляра первой серии корабля и макета ОК-МТ.

Чаще всего на фотографиях вы видите именно макет. Во-первых, он стоит для фотографий более удачно, чем корабль. Во-вторых, он визуально сохранился лучше, хотя корабль был готов на 95-97 процентов.

Долгий ли, трудный был путь до космодрома?

О, да. Маршрут можно описать одним словом – идти. Много идти. Космодром Байконур стоит посреди ничего. Вокруг на много километров простилается степь. Космонавты и работники используют служебный аэродром, а мы выбрали ближайший крупный город Кызылорда, куда раз в несколько дней летает «Аэрофлот». Взяли две машины с местными казахами, которые без лишних вопросов отвезли нас в степь, поближе к космодрому, и все. Мы перекусили в придорожном кафе и отправились в невероятное ночное приключение длинною в 36 километров. Сложности добавляли тяжелые рюкзаки, нагруженные водой и спальниками, жесткие временные рамки, ограниченные рассветом, и вероятность быть замеченными охраной космодрома.

 Вы видели ракету-носитель «Энергия», расскажи о ней, пожалуйста.

Сверхтяжёлая ракета-носитель — это несбывшаяся мечта советской и все еще российской космонавтики. Проект ракеты-носителя «Энергия» был самым близким к завершению. Два успешных пуска, в том числе с «Бураном». После провала с ракетой Н-1, внешний вид которой просто 10 из 10, ее запуск был триумфален. Но его не продолжили, забросили. Две из них до 2002 года хранились на космодроме Байконур и были уничтожены 12 мая 2002 года при обрушении крыши монтажно-испытательного корпуса, остальные три корпуса ракет «Энергии», которые были готовы или близились к завершению, либо разрезали, либо выбросили на задний двор…

Макет «Энергия-М», находящийся в самом высоком здании всего космодрома Байконур, является последним изделием этой программы. Единственная из трех модификацией «Энергии», которая вышла за пределы чертежей. Этот 50-метровый малыш стоит в этом стенде динамических испытаний уже (!) 28 лет.

Какие ощущения ты испытал на космодроме? Какие мысли тебя посещали?

У меня есть теория, согласно которой физическая усталость притупляет все ощущения от происходящего. Ты не можешь насладиться моментом так же, как если бы приехал бы сюда на машине. Ощущения – это не только эмоции от космодрома и «Буранов», но и от пути, который этому предшествовал. Нельзя отделять одно от другого.

Наше приключение было безумным. Каждая сторона вопроса взрывает сознание. Когда я вдумываюсь, что пробрался на территорию первого и самого большого космодрома мира, улыбка не сползает с лица. Это штука, которую точно можно вспоминать до конца жизни. Я видел место, где зарождалась советская космонавтика, откуда взлетал первый человек в космос, прикоснулся к существенной части последнего и самого значимого космического проекта Советского Союза. Я смотрел на эти «Бураны», пусть и не летавшие, и не мог понять, почему это стало последним, что Россия смогла сделать для космоса за прошедшие 30 лет.

И «Бураны», и «Энергия» – выдающиеся изобретения того времени – обречены разваливаться посреди степи, восхищая только смелых людей, которые находят в себе силы и желание приехать и посмотреть на их отголоски, рискуя быть пойманными на полпути и не увидеть ничего.

В каком виде космодром сейчас, происходит ли там что-нибудь, в каком все состоянии? Что планируется там сделать?

Военные ушли десять лет назад, передав все Роскосмосу. Нехорошие люди, почуяв свободу, начали разбирать здания и активно воровать чермет. Получилось у них это отлично, поэтому сейчас на космодроме все плохо. Кроме нескольких стартовых площадок для запуска «Союзов» и «Протонов» жизни нет. Все, что связано с программой «Энергия-Буран», заброшено и никому не нужно. Даже корпус, в котором стоял летавший «Буран», обвалился.

В новостях можно увидеть заявления, что аренда Байконура скоро закончится, что ее продлят на несколько десятков лет, что не продлят. Неоднозначная тема, которая наверняка связана с постройкой космодрома Восточный.

Мы смогли создать уникальную космическую систему “Энергия-Буран”, совершившую два триумфальных полета и имевшую огромные возможности для последующего развития. Сегодня из-под обрушившегося пролета 112-ой площадки самого большого монтажно-испытательного корпуса спустя 17 лет после аварии не вывезены обломки «Бурана», того самого, свершившего свой полет. В Америке же каждый из сохранившихся шаттлов бережно были доставлены в музеи как предметы национальной гордости.



Фотографии из личного архива Андрея Орехова

Графический дизайнер и художник-график. Изучает культурное наследие страны и верит в её светлое будущее.


Еще статьи этого автора

Дизайн
Авангард в Санкт-Петербурге: архитектор Александр Гегелло
Оригинальная графика архитектора представлена на примере работ в технике рисунка, гравюры, живописи.
Жизнь
Что такое VR Art?
О полном погружении в искусство
Дизайн
«Портал Зарядье». Первое переосмысление парка «Зарядье»
Страна меняется и меняется Москва, и парк Зарядье – символ этих изменений.
Жизнь
10 идей, чем заняться этим летом в Москве
Теперь у вас есть список, из которого можно выбрать, чем заняться на очередных выходных.
INSTAGRAM
Следите за нами в Instagram