Ваше сообщение успешно отправлено!

Документальный театр: «чернуха» или маленькая правда в эпоху тотальной постправды?

Что это за феномен такой и в чем его суть

«Зачем вы все это показываете? Ведь это то же самое, что показывать, как мы ходим в туалет!» – к сожалению, нисколько не преувеличенная реплика руководителей одной театральной институции, студенты которой сделали документальный спектакль на неоднозначную остросоциальную тему. А еще известны случаи, когда студентов отчисляли из театрального института за эксперименты в сфере документалистики. Или когда ОМОНовцы срывали спектакли, основанные на протоколах допросов и воспоминаниях допрашиваемых. Что это за феномен такой – документальный театр, в чем его суть и почему столько резонанса вокруг него – разберемся в этой статье.

Историческая справка

Двадцатые годы XXвека. Мир потрясен ужасами Первой мировой войны и переживает сильнейший общественный слом. Именно тогда в СССР и Германии– главных участниках и жертвах этого процесса – почти одновременно появляются постановки, давшие начало направлению документалистики в театре. В 1925 году Эрвин Пискатор выпустил в Германии спектакль «Несмотря ни на что», вошедший в историю как «первая постановка, единственную текстуальную и сценическую основу которой составляет документ». В то же самое время в СССР, в Московском институте журналистики, появилось объединение «Синяя блуза» (среди его участников – Владимир Маяковский и Осип Брик), которое занималось в основном агитацией на фронте, читая по ролям новости из революционных газет.

А чуть ранее первые признаки документалистики в театре появились в работах Всеволода Мейерхольда. В его спектакле-митинге «Зори» (1920) каждый вечер зачитывались свежие сводки с фронта. Это настолько повысило вовлеченность зрителя в действо, что один из спектаклей пришлось прервать из-за слишком бурной реакции зала на новость о взятии Красной Армией Перекопской крепости.

“Зори”, реж. Вс. Мейерхольд

Правда, в советской России феномен документального театра был похоронен вместе с авангардом вплоть до двухтысячных. А между тем «вторая волна» развития явления, по сути, задавшая основные векторы и традиции,прокатилась в 60-е годы по Германии с её рефлексией на тему немецкой вины и по США с Великобританией с их борьбой за построение гражданского общества.

Зачем это всё

Становится очевидным, что сам факт появления документального театра – это не попытка отдельно взятого художника выделиться или эпатировать, а естественная реакция общества на политические, экономические и социальные потрясения, и его попытка осмысления этого опыта через искусство. Важно, что искусство это изначально было лишено признаков элитарности, а напротив,должно быть доступным для понимания и соучастия вне зависимости от культурного бэкграунда зрителя. Документальный театр – это откровенный разговор о сегодня, о том, что происходит рядом с нами прямо сейчас.

“Топливо”, ЦИМ

И здесь срабатывает очень интересная вещь, возможно, являющаяся локомотивом развития доктеатра в наши дни. Годами из экранов телевизоров, из радио, газет и Интернета нам транслируется какая-то «общая правда», одна на всех. В 2010 году даже появился термин – «политика постправды», в которой дискурс формируется через обращение к эмоциям и личным убеждениям аудитории, повторяются одни и те же аргументациии упорно игнорируются объективные факты, противоречащие заданной концепции. В документальном театре же чаще всего раскрывается «частная правда» отдельно взятого человека или малой группы лиц. И почему-то именно эта «правда», с пониманием и допущением субъективности точки зрения, кажется более правдивой и настоящей, как бы парадоксально это ни звучало. Люди хотят видеть перед собой живых людей (пусть и воплощенных в актёрах), а не созданный кем-то образ общества. Они хотят увидеть конкретные события глазами людей, а не глазами журналистов, политтехнологов и прочих искажающих ретрансляторов.

Документальный театр сегодня

Важно понимать, что доктеатр– это не эстетика и не жанр, а всего лишь подход к содержанию. Основное его отличие от любого другого типа театра– материал. Канонически имелись в виду представленные на сцене тексты, не предназначенные для этого и не написанные драматургом. Сегодня, конечно, эти границы значительно расширены: стремительно развивается направление документальной драматургии, появляются синтетические формы, сочетающие в себе документальную основу и художественный вымысел. Иными словами, сценическое воплощение материала может быть каким угодно: хоть в традициях русского психологического театра, хоть в постдраме, хоть в пантомиме.

По признаку отношения участников спектакля к материалу документальный театр можно условно разделить на актёрский и свидетельский. В первом актёры присваивают себе документальную историю другого человека, а во втором задействованы непосредственно сами участники описываемых событий или ситуаций. Заметный пример свидетельского театра– проект Михаила Патласова «НеПрикасаемые», в котором на сцену со своими монологами выходили настоящие бездомные.

«НеПРИКАСАЕМЫЕ» в Шереметевском дворце. Фото Марины Броневич

Одним из самых ярких представителей современного документального театра является компания RiminiProtokoll. Кстати, тоже немцы. Их творчество – это не столько способ самовыражения, сколько метод исследования и осмысления остро-социальных проблем. Их известная на весь мир работа «100% X», где X – название города, – это настоящее социально-демографическое исследование. Например, «100% Берлин» – это сто местных жителей, отобранных в точном соответствии со статистическими данными о городе. Такая живая карта получается.

Артисты из объединения The Civilians родом из США принципиально называют себя не «документальным театром», а «театром расследования» (investigative theater company). Они годами могут работать над одним-единственным спектаклем, ибо каждый из них – это всестороннее изучение определенного социального феномена. Создавая «The Pretty Filthy» (2015)–мюзикл про индустрию производства «фильмов для взрослых», – эти ребята взяли десятки интервью у продюсеров, артистов, режиссёров, чтобы понять, почему люди приходят в эту профессию, сколько в ней зарабатывают и с какими трудностями сталкиваются.

The Civilians: Pretty Filthy

В России первой ассоциацией к выражению «документальный театр» является, пожалуй, театр DOC, основанный в 2002 году несколькими драматургами под руководством Михаила Угарова и Елены Греминой. Сфера их интересов, отражающаяся в первую очередь на репертуаре, весьма разнообразна: и по степени остро-социальности темы, и по соотношению документальности/художественности истории, и даже по возрастной категории: есть документальные спектакли для детей от 6 лет.

            Собственно, материал

Очень условно можно выделить 3 основных вида материала, лежащего в основе документального спектакля:

«Бумага»: письма, протоколы допросов, дневники, архивные документы.

Пример: «Чук и Гек» (реж. М. Патласов, Новая Сцена Александринского театра). Спектакль, в котором известная всем детская, казалось бы, сказка, плотно переплетается с судьбой её автора Аркадия Гайдара и воспоминаниями репрессированных, найденных в архивах и семейных историях артистов.

«Чук и Гек», Александринский театр

«Живое общение»: интервью, беседы.

Одна из самых распространенных техник документалистики– «вербатим», который никак не связан с одноименной фирмой по производству компакт-дисков. Вербатим (от латинскогоverbatim – дословно) –в точности воспроизведенный на сцене монолог или диалог реальных людей. Вербатимы записываются на диктофон или видеокамеру, а затем переводятся в печатный текст с сохранением всех эвфемизмов, «ээээ» и других особенностей речи. Чаще всего это многочасовые записи, поэтому расшифровка вербатимов, их отбор и дальнейшая компиляция в пьесу или иную композицию нередко занимает больше времени, чем постановочная работа.

Пример: «Донецк. Площадка 2» (реж. А. Праудин, театр ЦехЪ). Моноспектакль, составленный из наблюдений и интервью, собранных в рабочем поселке, по которому проходит линия фронта в ДНР.

«Донецк. Площадка 2», Фото: В. Луповского

«Подслушано»

Техника основана на всё том же вербатиме, но донор (непосредственный рассказчик истории) не знает о том, что его записывают на диктофон до конца разговора, или не узнает никогда.

Пример:«Москва. Дословно» (реж. Н. Кобелев, Театр им. Вл. Маяковского). Первокурсники Мастерской М. Карбаускиса пробовали себя в жанре документального театра и наблюдали за москвичами, чтобы по итогу проделанной работы вынести на сцену выборку типичных обитателей столицы.

«Москва. Дословно», Театр им. Вл. Маяковского

Вопреки мнению, которое, к сожалению, до сих пор существует в околотеатральной среде, документальный театр – это не криминальные хроники и низкопробная лексика. Документальный театр нисколько не уступает художественному ни в эстетике, ни в средствах выразительности. Документальный театр – это логичная реакция на общественные потрясения, естественный культурный феномен и возможность рассказать о том, о чем нередко (по разным причинам) говорить открыто и честно не принято. Если СМИ – пятая власть, то доктеатр– определенно шестая.

Фото: by Rimini Protokoll (Haug / Kaegi / Wetzel)

Ходит в театры и пишет об этом в блоге "Oh_theatre". Когда вырастет, хочет стать режиссером.


INSTAGRAM
Следите за нами в Instagram