Ваше сообщение успешно отправлено!

Можем ли мы существовать в тишине?

Спектакль-эксперимент, способный доказать или опровергнуть эту гипотезу.

Тишины хочу, тишины…*

Мы все живем в странную эру. Отовсюду на нас льются нескончаемые потоки информации — из ТВ-экранов, радиоприёмников, компьютеров, смартфонов, билбордов, других людей… Век технического прогресса диктует свои правила игры, а мы им охотно подчиняемся. Даже когда мы намеренно стараемся изолировать себя от внешнего мира проверенными методами интровертов, например, слушаем музыку в наушниках или читаем книгу, мы все равно получаем ту или иную информацию, даже если не считаем её таковой. Можно ли из этого сделать вывод, что мы не привыкли существовать в тишине и бездействии?

Спектакль Всеволода Лисовского «Молчание на заданную тему» в Театре.doc, а затем и его лицензионная версия, выпущенная театром Post во главе с Дмитрием Волкостреловым, как раз представляет собой некий эксперимент, практический опыт, способный доказать или опровергнуть эту гипотезу и при этом совершенно не стремящийся никого ни в чем убеждать.

Спектакль «Молчание на заданную тему»

Немногочисленные зрители входят в зал. Актриса Алёна Старостина приветливо улыбается. Сегодняшний администратор зачитывает правила, которые невольно вызывают ироничную ухмылку:

Пожалуйста, не думайте о том, когда спектакль закончится. Вам об этом сообщат.

Пожалуйста, старайтесь не использовать во время спектакля средства связи.

Пожалуйста, избегайте любого физического контакта с актрисой.

Всё остальное дозволено.

Алёне отдают листок, на котором что-то написано. Это тема молчания на ближайший час. Скорее всего, до этого момента она её не знала. Она пишет слово на ватмане, аккуратно кладет маркер и садится на стул напротив зрителей. Спектакль начинается во всем пространстве. На самом деле, никакой границы артист-зритель и сцена-зал нет: есть только слово на ватмане и мы — люди, которые сейчас здесь. Кто-то беспрерывно чешет бороду. Кто-то постоянно откручивает и закручивает крышку бутылки воды. Кто-то щелкает пальцами. Кто-то, как и я, каждые пару минут меняет положение тела на стуле. Словом, кругом происходит еле уловимая, не раздражающая, но всё же суета. Да, следует признаться себе, что мы настолько некомфортно чувствуем себя в тишине, что бессознательно пытаемся эту тишину хоть чем-нибудь наполнить. Даже чем-то объективно бессмысленным. И вместе с тем всем ужасно интересно, что происходит в голове у актрисы, сидящей перед тобой: она то плачет, то улыбается, то сидит в двойной закрытой позе, то смотрит тебе прямо в глаза. И в этом столько жизни, что, пожалуй, прозвучи из её уст хоть одно слово, вся эта магия тут же разрушится.

Читайте также: «Петербургская иммерсия, или куда пойти, когда быть просто зрителем уже скучно

Спектакль «Июль»

Такой эксперимент над человеческим сознанием и подсознанием — нормальная практика для театра Post. Точнее, они всего лишь экспериментируют с формами и инструментами театра: что будет, если убрать из театра весь текст? А если вместо текста использовать картинки? А если убрать вообще всё, кроме зрителя? Дмитрий Волкострелов, выпускник Льва Додина, мэтра русского психологического театра, не пошёл по пути своего легендарного учителя. Его творения не увидеть в стандартных театральных залах с бордовыми занавесами и историческими люстрами. Напротив, он стремится избавляться от любых проявлений «театральности» и ищет новые способы работы в системе координат Автор-Режиссер-Актёр-Зритель. Кстати, из авторов он чаще всего работал и работает с Павлом Пряжко и Иваном Вырыпаевым. Их пьесы называют бессобытийными, однако эти тексты сами по себе становятся героями спектакля.

Спектакль «Я свободен»

А в спектакле «Я свободен», например, и вовсе никакого текста нет: только серия из 535 фотографий и 13 подписей к ним, которая в абсолютной тишине листается человеком за компьютером (на первых порах это делал сам Волкострелов). Для кого-то из зрителей они складываются в осознаваемый сюжет, для кого-то остаются лишь актом невербальной коммуникации, однако, что точно известно, никто не выходит с этого спектакля равнодушным. По слухам, в среднем 1 человек не выдерживает и выходит прямо во время действа, если его можно так называть. Но это тоже своеобразное проявлений эмоций, так что статистика подтверждается.

Спектакль «Лекция о нечто»

В дилогии по произведениям композитора и новатора искусства Джона Кейджа «Лекция о нечто» и «Лекция о ничто» тоже нет актёров как таковых. Есть только 12 зрителей, которые становятся главными героями и, по сути, самостоятельно управляют происходящими процессами.Так, каждая такая дюжина видит и слышит свой собственный спектакль, участвуя в коллективном размышлении на темы структуры и ритма текста и соотношения искусства и жизни.

Сегодняшнего зрителя все сложнее удивить, поэтому многие режиссёры придумывают всё более изощренные и яркие формы и методы вовлечения в процесс. Театр Post же стремится к максимальному аскетизму и исследует, насколько можно приблизиться к абсолютному нулю. И это работает.


* Cтрочка из стихотворения Андрея Вознесенского

Фото: театр POST

Ходит в театры и пишет об этом в блоге "Oh_theatre". Когда вырастет, хочет стать режиссером.


Еще статьи этого автора

Театр
10 премьер прошлого сезона, которые мы не увидели, а зря
Гид по театральному Петербургу, полезный и москвичу
Театр
Петербургская иммерсия, или куда пойти, когда быть просто зрителем уже скучно
 Жанр иммерсивного театра, то есть театра активного вовлечения зрителя в процесс, стал неотъемлемой частью
Театр
«Прорыв» к новым театральным формам. Кто станет лучшим молодым режиссером?
Уже в девятый раз в Петербурге состоится вручение премии «Прорыв», главная цель которой —
Театр
Что привезут на «Золотую маску» в Москву. 10 спектаклей, которые нужно увидеть
Вручение главной российской театральной премии "Золотая маска" лучшим спектаклям сезона 2016-2017 состоится 15 апреля
INSTAGRAM
Следите за нами в Instagram