Ваше сообщение успешно отправлено!

Политика и мода

"Активный гражданин" в интерпретации модной индустрии

Показы закончились почти месяц назад, и можно уверенно сказать, что в этом сезоне от Нью-Йорка до Парижа главный тренд – это не рюш или пышные рукава, а социально-политическая активность и выражение своей позиции. Вначале кажется, что это далекие друг от друга темы, но сегодня политикой пронизаны буквально все сферы нашей жизни, и мода не исключение.

Особенно это заметно в свете всех событий последнего времени – пандемии, вызванного ей глобального экономического кризиса и самых важных (читаем – самых странных) президентских выборов в истории США. Мода не могла и не стала оставаться в стороне. Многие дизайнеры в той или иной мере высказались на эту тему: будь то надпись на футболке или же пост в «Инстаграме».

Тем не менее встает вопрос: а должна ли вообще мода быть пространством для политических высказываний? На что есть встречный вопрос: а разве когда-то она им не была? Рассмотрим знаковые политически резонансные вещи.

Штаны-блумерсы

Одним из значимых событий в процессе становления брюк как полноправного элемента гардероба западной женщины стало появление так называемых блумерсов (широкие штаны наподобие шаровар назвали так в честь Амелии Блумер). Амелия Дженкс Блумер была американским общественным деятелем, суфражисткой (участницей движения за права женщин) и журналисткой.

Помимо борьбы за избирательное и другие права женщин, Блумер отстаивала и возможность дам одеваться не так, как предписано принятыми правилами, а так, как им удобно и хочется. Перейдя от слов к делу, произносить свою речь на Всемирной промышленной выставке 1851 года в Лондоне Амелия вышла в шокирующем публику наряде: на ней была широкая и весьма короткая для тех времён юбка, из-под которой виднелись широкие, присборенные на щиколотках штаны! Сегодня именно Амелию Блумер часто называют изобретательницей блумерсов, нона деле она была их популяризатором, а придумала их другая женщина, Элизабет Смит.

Символизм белого цвета в истории женских протестов

Суфражистки (женщины в Великобритании, США и других странах конца XIX – начала XX века, которые боролись за равные с мужчинами гражданские права) прекрасно понимали силу визуальных кодов, поэтому на митинги выходили в основном в белых платьях, символизирующих чистоту мыслей и добрые намерения. С легкой подачи знаковой фигуры женского движения Эммелин Петик-Лоуренс в списке официальных цветов британских активисток также значились фиолетовый, олицетворяющий верность идеалам, и зеленый – знак надежды. Вместо последнего оттенка американские суфражистки использовали золотой. Яркие акценты в виде брошей,  лент, платков и поясов активистки расставляли в качестве дополнения к белым нарядам. Участницы движения хотели быть услышанными, и язык цвета стал для них универсальным способом достучаться до тех, кто не понимает слов.
Часто женщины-политики используют этот прием для отражения своей позиции. Например, 12 августа в Минске сотни белорусских женщин вышли в белом на улицу, чтобы поддержать пострадавших демонстрантов и остановить насильственные действия со стороны властей. В руках у девушек были цветы в знак безоружности и белые бумажные сердечки c призывами к миру и любви.

Power dressing

Слегка забытое понятие power dressing, то есть манера одеваться, подчеркивая такие черты, как сила, решительность и властность, давно не использовалось модной критикой. Power dressing (эквивалентного русскоязычного термина, к сожалению, не существует) возник на Западе в конце 70-х и начале 80-х, когда женщинам было особенно важно доказать свою компетенцию в политике и бизнесе – сферах, традиционно занятыми мужчинами.
Юбки-карандаши, широкие брюки и, конечно, большие жакеты с подплечниками – это всё относится к понятию power dressing. Строгие линии, силуэты, позаимствованные из мужского гардероба, все оттенки серого, клетка-тартан, костюмная полоска – всё для того, чтобы женщин стали воспринимать всерьез, а также исключили любой намек на женственность, которая, следуя клише, ассоциировалась с мягкостью и слабостью.
Корни power dressing уходят в 20-е годы, и женщина, сыгравшая в его становлении важную роль (да и не только в нём), – Габриэль Шанель. Её двойка из узкой юбки миди и жакета без воротника – фактически первый «деловой женский костюм». Он включал в себя мужские элементы, при этом был необычайно удобен для того времени, так как не стеснял движений, как остальная одежда. Новшество и уникальность костюма состояли в том, что он был намеренно разработан к стремительно меняющемуся образу жизни женщин. После Первой мировой войны те медленно, но верно начали выходить на «мужские» должности и были вынуждены доказывать свое право не только на равные обязанности, но и на равное доверие и уважение.
Сейчас power dressing переживает новую волну популярности, на подиумах и не только мы видим огромное количество вполне мужских пиджаков с огромными плечами. Да, не каждая девушка отважится такое надеть, но таковые сегодня в меньшинстве.

Брюки и женский гардероб

В эпоху «ревущих двадцатых», когда женщины устали соответствовать представлениям о норме, Коко Шанель представила свою версию штанов, вдохновленную расклешенными брюками венецианских гондольеров. Дизайнер предложила носить такой фасон во время неторопливых прогулок по набережной. В то время надевать брюки отваживались немногие – например, актрисы Марлен Дитрих, Грета Гарбо и Кэтрин Хепбёрн. Этот шаг был весьма смел, ведь прогрессивные тенденции были не в чести: женщину в брюках могли даже не пустить в кафе или ресторан.
К началу 70-х годов ситуация начала меняться в лучшую сторону. В 1975 году актриса Ингрид Бергман пришла на церемонию вручения «Оскара» в палаццо, хотя дресс-код позволял лишь строгий костюм или вечернее платье в пол. А в 1977 году на экраны вышел фильм Вуди Аллена «Энни Холл» с Дайан Китон, разгуливающей по улицам Нью-Йорка в свободных брюках. Именно в середине 70-х широкие брюки наконец-то стали полноценным предметом женского гардероба.
К слову, таковые подходят почти всем женщинам, ведь смогут скрыть как яркое наличие бедер, так и их отсутствие.

«Черные пантеры» и кожаная куртка

Организация «Черные пантеры» возникла в 1966 году. Афроамериканцы Хью Ньютон и Бобби Сил основали леворадикальную партию с таким названием в Окленде, штат Калифорния. Их целью было продвижение и защита гражданских прав и свобод темнокожих американцев.
В то время как учение афроамериканского проповедника Мартина Лютера Кинга предлагало мирный способ решения расовых разногласий, «Черные пантеры» выступали за вооруженное восстание против социальной несправедливости. Символом движения была выбрана черная пантера. «Пантера ведь свирепое животное. Вместе с тем она никогда не станет нападать первой, пока ее не загонят в угол. В этом случае пантера совершает бросок», – так этот выбор объяснил Хью Ньютон в одной из своих книг. У членов организации была и специфическая униформа – черная кожаная куртка, голубая рубашка, черные брюки и берет. Вполне современный и часто встречающийся и сегодня образ, не так ли?

Хиппи

В 60-е годы XX века хиппи для выражения протеста против старшего поколения, втянувшего США в войну во Вьетнаме, выбрали подчеркнуто небрежный стиль (длинные волосы, цветные индийские рубашки, джинсы, вышитые сумки, головные повязки, фенечки). Тогда же появилась мода наносить на футболки различные лозунги, отражающие политические убеждения владельца (кастомизация, ты ли это?). С тех пор футболки стали одним из наиболее популярных средств отображения интересов, в том числе политических.

Феномен первой леди

В контексте темы политики и моды нельзя не упомянуть феномен первых леди, женщин, которые являются отражением своего мужа и страны в целом. Ее обсуждают, за ней следят, ее стилю подражают. Зачастую их критикуют за внешний вид, а хвалить начинают только после того, как предыдущая уступила пост следующей первой леди.
Со времен XIX века, когда термин «Первая леди» впервые вошел в политический лексикон, многое изменилось. Из безмолвной тени собственного супруга жена президента становится полноценным субъектом национальной политики, а позднее – активным игроком на международной арене. В правовой системе США, например, с 1993 года за Первой леди даже закреплен статус «функционального эквивалента помощника президента».
Сейчас кажется невероятным, но за великолепное умение одеваться когда-то пострадала даже сама Жаклин Кеннеди. Резонансной критике подверглось знаменитое двубортное леопардовое пальто Жаклин, которое публика посчитала уж чересчур вульгарным. Осуждение, правда, было недолгим: чуть позже общественность признала, что даже такой «кричащий» принт смотрится на Джеки безупречно.
В этом году Марк Джейкобс показал коллекцию, в которые прослеживались отсылки к образам Джеки.

В нашей стране не так много первых леди. Ярким примером была Раиса Горбачева. Одним из главных грехов «перестройки» в глазах советских людей стал ее элегантный стиль. Великолепно скроенные костюмы, разноцветные шубы и дорогие украшения влюбили в Раису западную прессу, но, разумеется, подорвали любовь и доверие к ней советских граждан, страдавших в те времена от дефицита продовольственных товаров.

Мода – это социальный конструкт, который быстро реагирует и отражает все, что происходит в мире, и, пожалуй, сегодня активное выражение своей позиции как в одежде, так и поступках не только необходимость, но и тренд.

Совмещаю стилистику и воспитание троих детей, люблю спорт и активные виды отдыха, и это сказывается на моем стиле. Отдаю предпочтение расслабленный и комфортным образам, люблю оверсайз и двумя руками за осознанное потребление. Каждая вещь в гардеробе как мини-вложение. Искренне верю в русскую модную индустрию, а русские девушки исключительны в своем чувстве стиля.


Еще статьи этого автора

Мода
Живущие в сети
Они стирают гендерные границы, живут здесь и сейчас, они свободны и равны, они -
Мода
Зачем нам дедушкины сандалии?
Гид по самой трендовой летней обуви