Ваше сообщение успешно отправлено!

Сказки кончились. “Три толстяка” в БДТ.

Сказка - антиутопия в постапокалиптическом мире

Порталы в другие измерения, сближение Сатурна с Юпитером, тёмная паразитическая энергия “Т-3”, отряд космических разведчиц — лишь малая часть того, во что превратилась знаменитая сказка Юрия Олеши в постановке Андрея Могучего. Главное, что вам следует сделать перед походом на первые две части театрального сериала под названием “Три толстяка” в Большой драматический театр им. Г.А.Товстоногова, — забыть саму историю Олеши. Вряд ли она поможет вам при просмотре, скорее даже будет мешать неизбежным сравнением. Эта постановка похожа на оригинал не больше, чем спектакль Андрея Могучего “Счастье” по Морису Метерлинку, который получился при его предыдущем обращении к сказкам.

Сохранив, как и тогда, основную канву произведения и поставив во главу угла революционную идею, не признающий границ Могучий создает удивительный сценический мир, играя с персонажами, образами и сюжетными перипетиями. Этот спектакль не нуждается в глубоком анализе тайного смысла или поисках двойного дна, он не желает намекать на актуальность событий и нарочито отстраняется от очевидных исторических параллелей. И пусть вас не обманывает условное деление на эпизоды и ползущий по звёздному небу текст: разворачивающееся действие сочетает в себе гораздо больше элементов культуры, чем отсылки к “Звёздным войнам”.

По задумке авторов, при каждом сближении Сатурна с Юпитером на Земле происходят массовые катаклизмы, войны и революции. Пятнадцать лет назад в результате научного эксперимента на Землю проникла тёмная космическая энергия “Т-3”, которая заполучила власть над миром и превратила его в абсолютный хаос. Теперь, во время очередного сближения, транслирующие радость “излучатели правды” не справляются с взбудораженным народом, а чиновники спешат возвести на престол наследника Тутти — мальчика с железным сердцем, выращенного в идеального короля, не испытывающего никаких чувств.

Спасти человечество может лишь доктор Гаспар Арнери — последний оставшийся на Земле учёный, некогда причастный к созданию железного сердца, но давно уже ведущий затворнический образ жизни и не отличающийся ясностью ума. В помощь доктору выслан отряд светлой космической энергии “Розовые дамы”, благодаря которым он отправляется в опасное путешествие по раздираемому революцией миру, чтобы с помощью канатоходца Тибула и смелой акробатки Суок остановить “ублюдка с железным сердцем”.

Узнаёте сюжет? И да, и нет — наблюдая за разворачивающимися событиями, вы то и дело теряете его в красочных, оглушающих сценах, чтобы через какое-то время вновь обнаружить в сбивчивых объяснениях Арнери или в революционных лозунгах Суок. То же самое происходит и с персонажами — все они прошли через призму авангардного сценического решения, и каждый из них одновременно серьёзен и карикатурен.

Доктор Арнери в исполнении Александра Рониса похож на советского учёного исследовательского НИИ — он рассеян, слаб и трогательно нелеп, страдает потерей памяти и не собирается никого спасать, а его бредовая лекция залу о квантовой теории носков и носочных волнах переходит в серьёзные солипсические рассуждения о пустоте атома и отрицании действительности. Его учитель Туб обретает имя и отчество и становится видным учёным, выполнявшим тайные государственные заказы, за что впоследствии и был ликвидирован — в его истории зрители постарше легко считают отсылку к научным разработкам советского правительства и подвалам НКВД. Суок уже не трепетная девочка, поражающая своей чистотой и невинностью, а крепко сбитая боевая девушка в сшитой из советского знамени форме, закалённая уличной жизнью и готовая сломя голову лезть на баррикады. Канатоходец Тибул — расписанный татуировками подросток, который общается лозунгами, горит юношеским максимализмом и куда больше похож на образ спонтанного лавинообразного восстания, чем выверенных антиправительственных действий. Суок и Тибул — безбашенные дети, но Могучий в свойственной ему ироничной манере показывает, что именно такие дети и вершат революции.

Тёмные силы представлены в лице правительственных чиновников, своей чёрной глухой стилистикой вызывающих целый ряд ассоциаций от генералов Галактической империи до псевдофашистских чёрных плащей пособников Тени в фильме Михаила Козакова “Тень, или Может быть, всё обойдётся”. Капитан Бонавернтура из эпизодического персонажа превратился в Министра Войны, собирательный образ всех генералов, искупающих жестокостью нехватку ума. Раздватрис — больше не бестолковый учитель танцев, здесь он затянутый в кожу сияющий бриллиантами манерный Министр Развлечений, в котором при желании можно узнать не одного медийного деятеля. Даже присматривающая за Гаспаром тетушка Ганимед с лёгкой руки Могучего превратилась в трёх тетушек Га, Ни и Мед — помощниц из иных миров, которые на самом деле не сильно отличаются от чиновников, ничуть не менее надменны и считают человеческие жертвы небольшой погрешностью.

Есть здесь и масса новых персонажей. Дядюшка Аугусто стал заботливым и ворчливым фокусником, готовым на всё, чтобы защитить своих калечных и убогих клоунов-мусорщиков. Актриса Аграфена Петровская была номинирована на “Золотую маску” за роль Девы-смерти — грубоватой хозяйки подземного мира с тонко чувствующей душой. Не меньше внимания заслуживает и инфернальная госпожа Первый правительственный чиновник, которая отнюдь не исчадие ада, а всего лишь умная и сильная женщина, порядком уставшая от лежащей на ней ответственности. Ну а повторяющийся у Олеши рефрен разносящихся по городу слухов получил воплощение в виде стайки космических разведчиц “Мотыльки знаний”, нечто среднее между октябрятами и бойскаутами — являясь, по сути, знакомым примером разрушения четвертой стены для пояснения происходящего, по факту они не столько объясняют, сколько мешают зрителям своим гомоном, смехом, бестолковыми зонгами и топотом. Впрочем, спектакль и не требует комментариев — вопреки всей фантасмагоричности происходящего, сюжет понятен и детям.

Этой постановкой Могучий объединил затронутую в его “Губернаторе” тему революционного восстания и воплощённую в московском “Circo Ambulante” идею абсурдного цирка, вот только теперь оно превращается в масштабное действо со сложнейшими декорациями, столь зрелищное, что и взрослые в зале чувствуют себя детьми. Этому шоу тесно на сцене — мотыльки-разведчицы роятся меж рядов, Тибул идет по натянутому канату прямо над партером. Огромная меловая доска обрушивается под ударной силой выезжающего танка, открывая вид на полуразрушенный город. Балаганчик дядюшки Аугусто разворачивает свой шатёр на заваленной телами площади, а в загробном мире, полном токсичных отходов, маячат человеческие фигуры со разлагающимися звериными головами. Этот пугающий сюр проявляется и в звуковом сопровождении, где звучат то голос Цоя, то народные мотивы в завываниях Девы-смерти, то стих про колодец и лошадь из нового сезона “Твин Пикс”. Вся эстетика “Трех толстяков” — это своеобразный сплав страшных сказок Шварца, миров Стругацких, картин Иеронима Босха и “Звездных войн”, сочетающихся, как разбросанные элементы культуры на свалке, в которую превратился их постапокалиптический мир.

Пока третий эпизод ещё только готовится увидеть свет, бессмысленно загадывать, чем закончится эта история, — Могучий ясно дал понять, что не собирается придерживаться исходного сюжета, и даже Розовые Дамы вслед за уверением, что “все сказки кончаются хорошо — это закон”, монотонно зачитывают детское стихотворение спряжения глаголов “Гнать, держать, смотреть и видеть…”, подводя к мысли, что конкретно эта сказка может оказаться исключением. Но можно с уверенностью сказать о том, что понятно уже сейчас — этот спектакль трудно описать и тем более невозможно представить, основываясь на тексте и картинках. Это уникальный театральный опыт, который нужно пережить лично. Скучно не будет никому.

Фото: Стас Левшин

Всеядная петербургская театралка. Найдет смысл в бессмысленном и объяснит необъяснимое.


Еще статьи этого автора

Театр
12 зрителей, 4 перформера, Булгаков, частушки и вино
О том, как петербургский иммерсивный спектакль “Последний масон” ломает границы привычного
Театр
Чехов по-швейцарски
Спектакль легкий, как воздух
Театр
Гоголь под Gogol Bordello
«Вий» – создание коллективного бессознательного
Театр
«Солнца ьнеТ», но вы держитесь
Футуристическая опера в Александринском театре
INSTAGRAM
Следите за нами в Instagram