Ваше сообщение успешно отправлено!

Выставка «Придумано и сделано в России»

Смелый перфоманс от группировки «КТОМЫ»

25 июля Центр моды и дизайна Всероссийского Музея декоративного искусства объявил о проведении конкурса «Придумано и сделано в России». На конкурс поступило 466 заявок в 7-ми категориях: «Мебель», «Предмет интерьера», «Свет», «Посуда», «Текстиль», «Аксессуар», «Украшения», «Новое ремесло».

21 ноября были объявлены победители конкурса, работы финалистов и победителей можно посмотреть на выставке «Придумано и сделано в России» до 15 февраля 2019 года в Музее ДПИ.

Для художественного оформления церемонии награждения победителей руководство Музея пригласило арт-группировку «КТОМЫ» и перформанс.

Перформанс в данном случае – это не только действия группы участников, но и художественное оформление интерьеров Д3 и даже dj-сет. Организаторы охватили чувства посетителей: то, что мы видим и слышим.

Удалось подробно поговорить с Анастасией Нефедовой, художественным руководителем группы «КТОМЫ», о том, что же, собственно, происходило в стенах музея и почему.

Анастасия, кто вы?

Художественная группа «КТОМЫ» – это объединение, в которое входят художники британки, студенты 1-ого и 2-ого курса Школы Дизайна НИУ ВШЭ, а также режиссеры студии «Мир5».

А что здесь вообще происходило? Все эти странные девы, надписи, кокошники…

Идея-концепт возникла на первой встрече с музеем в диалоге с Натальей Логиновой, руководителем Центра моды и дизайна D3.

D3 занимается выставочной и культурно-образовательной деятельностью. Выставочная часть вечера – это Галерея работ победителей и номинантов конкурса, а за образовательную часть отвечали мы. И для нас отправной точкой стало слово «лекции».

И это отразилось на художественном оформлении пространства?

Лекции – это слова. Слова повсюду. Их произносят, слышат и записывают на бумагу. За год здесь прошло столько мероприятий, что стены буквально пропитались словами. Поэтому у нас слова на стене. Они выползают из стен, проникают в пол и так далее.

К тому же лекции кто-то читает, кто-то их посещает: на стенах залов фотографии с событий, которые здесь происходили за время существования Центра.

Гости оказываются в среде разлитого, как море, текста лекций, тотально и ритмично расположенного на стенах, полу, лестничных проемах.

Линейки текстов, взятых из лектория, интервью и выставочных аннотаций, погружают в события прошедшего года, периодически натыкаясь и сталкиваясь с «артефактами» – обработанными фото происшедших проектов. Текст «реагирует» на событие: увеличивается, разлетается, исчезает, трансформируется, превращается в орнамент и т.д.

По поводу того, что лекции слушают. Что мы слышим тут весь вечер?

Вы слышите слова лектора. Dj-сет от Кати Павелко и Сони Казарновской – это, собственно, те самые лекции, оформленные в музыку.

За основу звуковой среды взяты голоса лекторов, читающих лекции и звуки живущей аудитории (звук пишущего карандаша, почесывание, скрип стульев, кашель). Данный материал обработан композитором, и созданы две записи.

В зале экспозиции голоса лекторов и звуки аудитории – это музыка, нежели среда, элементы мелодии и ритма.

В зале награждения звук – это среда, обволакивающая пространство и движение перформеров.

Ну и бумага на полу – это тоже про лекции.

Да, наши модели вовсе таковыми не являются, это художники-студенты, и в ходе их пластического перформанса весь пол заваливается тонкими полосками белой бумаги.

Настя, теперь позвольте перейти к практической стороне вопроса. Сколько времени вы готовили концепцию, пространство, костюмы, кокошники?

Мы встретились в начале ноября для первого обсуждения, а сегодня 21-е. Значит, на всё ушло три недели. С момента постановки задачи до представления. После постановки задачи я собираю команду, мы делаем брейнсторм и концепцию, собираем презентацию.

Потом вторая встреча в музее, где я согласовываю концепцию. Они смотрят эскизы, что-то просят исключить. Ну и, собственно, подготовка, репетиция и вечер. Три недели, да.

А как музей вас нашел?

Важно присутствовать в пространстве. Сейчас люди ходят на лекции, они хотят учиться, развиваться, задают вопросы. Меня пригласили в Красноярск на конкурс молодых дизайнеров и попросили сделать воркшоп по ресайклингу. Ну вот где я, а где ресайклинг? Но я отозвалась, потому что есть запрос, почему нет? Я иду по своему театру, встречаю коллегу, и он мне рассказывает, что будет делать костюмы из мусора. Я говорю: поехали вместе в Красноярск. Вот так, как только у тебя есть запрос, пространство открывается, а твоя задача – услышать и успеть эти пазлы соединить.

Это коммерческая история?

Вопрос самореализации у современной молодёжи более актуальный и важный. Как-то не стоит вопрос заработать. Им важнее опыт. Вот я сегодня шла к метро, и передо мной шли 13-летние девчонки. О чём они говорят? Они решают, какой из русских императоров лучше всех. Это был не вопрос истории, это был диалог о более тонких материях.

Особые приметы: можно застать в деревнях за фотографированием наличников, в Историческом музее за разглядыванием средневековой ковки или на улицах Москвы в обычных кафешках.


Еще статьи этого автора

Дизайн
Жив или мёртв русский стиль? Часть 2
Процесс поиска русского стиля – это манипуляции с трупом или попытка отпустить на волю
Дизайн
Создаются ли в столице шедевры?
«В Москве творится чёрт знает что!», так говорят многие, а мы проверим.
Дизайн
Жив или мёртв русский стиль? И с чем мы его путаем?
Культуролог, искусствовед, музеолог Андрей Боровский о том, что представляет собой русский стиль, и как
Дизайн
Кремли России. Часть II
В первой статье мы рассказывали о Смоленском, Псковском и Новгородском Кремлях. А в этой вы
INSTAGRAM
Следите за нами в Instagram