Ваше сообщение успешно отправлено!
ВЫ ЧИТАЕТЕ:

Анастасия Лебедева: «Момент борьбы для меня с...

Анастасия Лебедева: «Момент борьбы для меня самый интересный в жизни»

В сентябре в филиале Театра им. А.С. Пушкина состоялась премьера спектакля «Не от мира сего» по последней пьесе Александра Николаевича Островского. Это еще одна работа, которая выросла из «Режиссерской Лаборатории». Главную роль в этом спектакле исполнила Анастасия Лебедева, девушка с хрупким телосложением и волевым характером. Выпускница школы-студии МХАТ, где руководителями курса были Роман Козак и Дмитрий Брусникин, уже десять лет работает в театре,  и  на ее счету уже больше двадцати ролей. Про нее говорят, что она – закрытый человек и  невероятный трудоголик. В прошлом году вышло сразу две премьеры с ее участием, вот и этот сезон актриса начинает с новой для себя работы: она исполняет сразу две роли – хрупкой Ксении Васильевны и ее сестры Капитолины.

Мы встретились с Анастасией между репетицией ее текущего репертуара и вечерним спектаклем.  Она – в сером комбинезоне и кепке на голове, из-под которой едва ли можно увидеть платиновые волосы. На воротнике красуется брошка в виде двух девочек близняшек. Это подарок режиссера Екатерины Половцевой на премьеру. В повседневном образе Анастасия Лебедева больше напоминает дерзкую Капитолину, чем хрупкую и рафинированную Ксению Васильевну.

Прошлый сезон Вы закончили премьерой спектакля «Гардения». Сейчас вышел спектакль «Не от мира сего». Обе эти постановки выросли из «Режиссерской лаборатории». Участие в этих проектах было Вашей инициативой?

Нет. Это было условие «Лаборатории». Приходил режиссер, показывал свою какую-то экспозицию и сам выбирал себе артистов, с кем он хочет работать.

 В спектакле  Вы исполняете сразу две роли: Ксении Васильевны и ее сестры  Капитолины. Как так получилось?

Когда мы только делали набросок, там не было Капитолины, была только Ксения. У нас сложилась такая компания хорошая. Катя Половцева, режиссер спектакля, не хотела, чтобы новый человек пришел и разрушил то, что уже есть. И она вдруг подумала, что можно попробовать сделать так, чтобы сразу двух персонажей играла я одна.

 Капитолина – более отрицательная?

Более земная.

В моем понимании она с хитрецой, с чертовщинкой, а Ксения – более возвышенная. Вам кого было интереснее играть? Есть стереотип, что отрицательного персонажа играть интереснее?

Ксению. Для меня этот персонаж абсолютно новый. Мне нужно было бороться, нужно было что-то доставать и пробовать. Я не была уверена, что делаю все правильно. У меня были какие-то дикие мучения, потому что Капитолина – характерная. И характерные героини мне даются легче, нежели какие-то более такие лирические. Я в принципе больше практикую именно злодеек.

 Вы человек эмоциональный, и героини Ваши, как правило, действительно более активные. Вам приходилось «гасить» себя, эмоции, чтобы добиться этой отстраненности?

Я не знаю. Наверное, приходилось себя, безусловно, как-то сдерживать, что-то пробовать с помощью Кати. Она со стороны всегда говорила, что делать. Конечно, сначала мне это сложно давалось, совершенно, как мне кажется, не получалось. Это требовало больших усилий, чтобы примерно даже понять, какой это человек, что им движет.

 Вы для себя анализируете поступки своих героев? Вот Вы бы сами смогли бы простить в той же ситуации, как это делает Ксения Васильевна? 

Думаю, что я бы тоже простила. Мы очень схожи, как потом оказалось. Когда мы выпустили спектакль, я вдруг начала анализировать и понимать… Естественно, это не мой двойник, но в ней очень много того, что есть во мне. Того, что, может быть, я не транслирую и не очень открываю, однако же да, смогла бы простить.

 Когда Вы готовитесь к роли, смотрите старые записи?

Это может меня сбить очень сильно, и мне кажется, это не нужно. Потому что ты все равно хоть и не специально, но подсознательно что-то сравниваешь. Это ложится на подкорку, начинаешь об этом думать, поэтому я никогда этого не делаю

 Слышали ли Вы о себе эпитет, что Вы «не от мира сего»?

Нет, надо мной только так шутят (смеется).

 Екатерина Половцева – это Ваш первый опыт работы с женщиной-режиссером? Отличается как-то от мужского подхода?

Мне кажется, что это мой первый опыт. Катя – совершенно волшебный человек, и вот она как раз «не от мира сего», мне кажется, абсолютно (смеется). При всей своей воздушности есть в ней некая твердость. Я не очень доверчивый человек, но вот к Кате у меня было полное доверие. Я ей как-то абсолютно безоговорочно доверяла. Она очень честно относится к своей профессии, к людям, и она абсолютно влюблена в театр. Это очень важно, когда человек не просто свои амбиции какие-то хочет реализовать, поставив спектакль, чтобы потом все говорили: «Господи, это великий режиссер». Она делает это все не для этого. Она делает это, потому что она так чувствует, именно так видит и этим она хочет действительно поделиться, несмотря на то, напишут про нее или нет, похвалят или нет, – вот это очень важно.

 Спектакль «Не от мира сего» идет на сцене филиала. Зрители сидят прямо на сцене, и дистанция очень маленькая. Вот это «дыхание» зала – оно Вам как-то дополнительно дает энергетику? Или когда есть расстояние, как на основной сцене, – это комфортнее?

Я люблю, когда зрители близко. Мне очень нравится. Это еще определенное испытание для меня, потому что мне страшно с людьми вот так сталкиваться близко. И это для меня определенный моральный шаг. Как какая-то борьба. А в борьбе очень круто существовать. Я очень люблю бороться. Момент борьбы – он для меня самый интересный в жизни. На большой сцене классно работать, это невозможно сравнивать, потому что это слишком разные площадки. Но филиал – это для меня трепетнее что ли, потому что, когда зритель сидит здесь и тебя прямо рядом ощущает; мне кажется, что почувствовать какую-то неправду, фальшь легче, когда человек рядом сидит с тобой и что-то там тебе втирает, а по глазам видно – он вообще не понимает, что говорит, к примеру. Такие вот вещи.

  У Вас закрытый Instagram,  в Facebook Вы ничего практически не пишете.

Я делюсь какими-то своими вещами только с людьми, которые очень-очень близкие. Я не очень люблю соцсети на самом деле, для меня это чуждо.

 Многие через соцсети популяризируют свои проекты и творчество.

Я этого вообще не понимаю. Я не знаю, как себя продвигать, не умею этого делать, я даже с людьми не умею знакомиться, по большому счету (смеется).

 А Вы читаете о себе в интернете?

Когда мне что-то попадается, то очень приятно. Мне могут написать после спектакля что-то, и мне это нравится.

 А если отзыв отрицательный попадется, Вы сильно переживаете?

Я понимаю, что это абсолютно субъективное мнение. Мы не обязаны всем нравиться. И это абсолютно нормальные вещи. Даже когда есть положительные и отрицательные отзывы, то это лучше, например, ведь это эмоция, она живая, какая бы она не была. По-моему, лучше пусть будет негативное мнение  – ужасно, отвратительно. Значит, человека что-то там задело, может быть, он не хочет видеть что-то в себе. Меня гораздо больше трогает, если мои друзья придут и побоятся мне что-то сказать. Вот для меня это по-настоящему страшно.

 Возвращаясь к спектаклю: у Вас есть сцена «сна», где вам приходится ходить по натянутому ремню. Лично для меня этот момент был определяющим в спектакле. А какой момент, по Вашему мнению, ключевой?

Наверное, да. В этом, мне кажется, суть спектакля – вот в этом сне.  Это  эпицентр, на мой взгляд, всего.

 У Вас в этой сцене была очень необычная пластика? Была какая особенная подготовка?

У нас был режиссер по пластике. Но у меня хорошая физподготовка. Я очень долго занималась художественной гимнастикой. Я очень люблю танцевать в принципе.

 Как из художественной гимнастики Вы попали в актрисы?

Это было для того, чтобы понимать свое тело. У меня есть музыкальное образование, я занималась спортом, я танцевала, очень много что-то смотрела – кино, театр. Родители мои не хотели, чтобы я была актрисой, и думали, что всё, вроде пронесло. Я серьезно занималась журналистикой, когда училась в школе,  было очень хорошо с языками, я думала, может, пойти в переводчики. У меня папа (папа Анастасии Лебедевой – заслуженный артист России, Дмитрий Лебедев. — Прим ред.) работал в Самаре. Я приехала туда. И это был момент – 9-й, 10-й, 11-й класс,– когда уже думаешь, чем заниматься. Я посмотрела «Вестсайдскую историю». И на меня такое впечатление произвел этот спектакль! Я сначала папе сказала, что буду поступать, – он был против, потом уже маме. «Ты же не умеешь читать стихи, – говорит она мне, — Окей, ну научусь». Я понимала, что поеду, но если я не поступлю, то больше не буду этого делать. Либо дверь  открывается, либо она закрыта. Меня еще на год, наверное, не хватило бы, я бы начала заниматься чем-то другим.

 Вы с первого раза поступили?

Да.

 Вы уже 10 лет в театре. Как-то отмечали это событие?

Нет, никак не отмечала. Это просто было забавно (улыбается).

 Вы как-то анализировали то, что было за эти 10 лет?

Ну, иногда, конечно, думаешь, что там за 10 лет произошло. Да у меня абсолютно счастливая какая-то в плане профессии жизнь, потому что мне столько дают, мне так доверяют, так любят! А такое далеко не каждому дано. Конечно, за 10 лет столько сыграть разного материала и поработать с совершенно разными абсолютно режиссерами – это абсолютное счастье.

 В прошлом сезоне у Вас было две премьеры из четырех с Вашим участием. Вы довольны, как складывается карьера, или каждый раз хочется еще и еще? 

Я обожаю работать. Мне кажется, это практически главное, что есть в моей жизни. Я готова работать еще. Но мне дают столько, что я не могу сказать: «Мне нужно еще!». Мне сколько будут давать, столько я и буду работать.

  Вы отдыхать успеваете?

Я очень люблю спать. Это самое мое любимое занятие. Вот если есть у меня день, то я могу провести так: высыпаюсь, ем, что-нибудь смотрю, сплю. Я очень люблю смотреть кино, я так отдыхаю; очень люблю танцевать – хожу танцевать обязательно вместе с друзьями. Я обожаю проводить время со своими друзьями – мы можем собирать «Лего» вместе или что-то смотреть, или просто болтать, или гулять.

 А в театры другие ходите?

Я стараюсь смотреть, потому что это очень важно. Я считаю, что нельзя иметь какой-то один ориентир, нужно смотреть, что происходит. Но я уже давно никуда не ходила, потому что я что-то совсем обалдела (смеется). Только работала и дома проводила время.

Вы и дальше будете продолжать сотрудничество с «Лабораторией»? У Вас еще впереди проекты?

У нас с 22 октября начинаются репетиции. Пьеса называется «Семинар». Режиссер Сергей Аронин. Это была удачная постановка, которая в итоге пошла дальше в работу. И это будет очень хорошая история, как мне кажется, очень интересная. Там у нас тоже очень хорошая команда. Вообще, у нас такие люди в театре работают, что все время организовываются какие-то очень интересные связи. У нас не так, что приходишь, как на завод, отрабатываешь репетицию и уходишь. Такое четкое включение, какое-то очень классное.

Фотосессия специально для Porusski.me, фотограф Евгения Южная. Фото спектакля «Не от мира сего» Александр Иванишин.

Театральный обозреватель. Рассказывает о наиболее актуальных театральных событиях Москвы.



Вам может быть интересно 

INSTAGRAM
Следите за нами в Instagram