Ваше сообщение успешно отправлено!

Оптимистическая трагедия

Революционный концерт в Александринском театре

Труппа Александринского театра на современной театральной карте России является одной из самых способных, хорошо выученных команд, готовых к любого рода экспериментам и вызовам. Спектакль «Оптимистическая трагедия. Прощальный бал» наглядно подтверждает это. Во время постановки артисты играют на музыкальных инструментах, исполняют сложную хореографию, мастерски жонглируют разными системами актерского существования. Режиссеру спектакля Виктору Рыжакову с помощью сценических средств удалось убрать пафос и монументализм, который есть в пьесе Всеволода Вишневского, поэтому «Оптимистическая трагедия. Прощальный бал» становится близкой и понятной нам, современным зрителям.

Контраст, который уже есть в самом названии пьесы («Оптимистическая трагедия» – трагедия и вдруг оптимистическая?), пройдет красной нитью по всему сценическому полотну и станет основной темой спектакля. И начинается всё со сценографии. Первое, что видят зрители на сцене, – калейдоскоп ярких и масштабных образов 20 века в форме огромных плоскостных предметов, похожих на увеличенные картонные фигуры из детских игр. Здесь и крейсер “Аврора”, и Белка со Стрелкой, и крокодил Гена, и Мэрилин Монро,  и балет (артисты-мужчины, одетые в пачки, исполняют карикатурные балетные па). Авторы маскарада – художники Мария и Алексей Трегубовы, для творчества которых характерна коллажность. Но веселье внезапно прекращается словами из стихотворения “Что такое хорошо” Владимира Маяковского, которые неоновыми буквами проявляются на заднике, и на авансцене из глубины с шумом появляются жестяные листы, закрывающие весь задник, кроме условной «двери» в потусторонний мир. Минуту назад артисты скакали на сцене в балетных пачках на фоне, а сейчас они уже стали членами команды революционного корабля и буквально протискиваются в «дверь», чтобы появиться перед зрителями. Больше никаких изменений в сценографии не будет до конца постановки, когда снова с шумом жестяная стена переместится вглубь, забирая героев с собой.

Спектакль объединяет два мира, которые периодически врываются в пространства друг друга: мир живых, который представлен двумя Свидетелями (Аркадий Волгин, Эра Зиганшина), и мир призраков – матросы и комиссар (Анна Блинова, Виктор Шуралёв, Иван Ефремов, Сергей Мардарь, Александр Лушин, Тихон Жизневский, Иван Жуков, Валентин Захаров). Почему призраки? Лица и волосы героев выбелены, в голове командира бутафорский нож, который как будто указывает на то, как погиб герой. Свидетели рассуждают о прожитой жизни, о потерянных близких, но они не страдают духовно, живые приняли все потери. Призраки, наоборот, продолжают мучиться нерешенными вопросами, которые остались в их земной жизни, хотят любить и быть любимыми. Свидетели – находка и нововведение режиссера Виктора Рыжакова. В пьесе Всеволода Вишневского нет этих героев, есть Ведущие, реплики которых в спектакле переданы Свидетелям, но кроме банальной передачи реплик герои постановки Рыжакова приобретают важную миссию – сохранение воспоминаний о погибших.

Революционный корабль, команда которого состоит из одних мужчин разных политических взглядов, мировоззрений, ценностей, в принципе, непростое место, а тут еще появляется катализатор, который ускоряет эскалацию назревающего конфликта на корабле, – комиссар в исполнении Анны Блиновой. Героиня – самый неоднозначный, противоречивый персонаж спектакля. Внешне комиссар выглядит как юная, немного растерянная дореволюционная гимназистка: блуза с белым бантом, юбка ниже колен, абсолютно непригодные для корабля ботиночки на каблучке, шляпная коробка в руках, две длинные косы. Добавим к этому портрету еще высокий, периодически срывающийся на фальцет, голос, – ничего серьезного, просто нелепая девчонка, непонятно каким образом оказавшаяся на корабле. Команда наивно полагает, что комиссар такая и внутри – слабая, запутавшаяся и нерешительная. Но первый конфликт героиня решает жестко, и сразу становится понятно, кто она на самом деле: комиссар обладает непоколебимой верой в то, что делает, знает, как общаться с людьми разного социального статуса и  жизненного опыта (в каком случае нужно разговаривать, цитируя стихотворения поэтов серебряного века, а в каком нужно разыгрывать сценки из кукольного детского театра), чувствует, на какие слабые места каждого члена команды можно надавить (кто может предать, кто хочет обладать абсолютной властью), она расчетливая (и да, высокий голос – одна из её уловок). Но несмотря на всё это, героиня остается человеком, который хочет нежности и любви. Во время финальной сцены с Алексеем, когда тот признается в своих романтических чувствах к комиссару, героиня стесняется, пытается скрыть волнение, но руки дрожат, выдавая истинные чувства. Анна Блинова –  одна из немногих актрис в современном театре, кто способен  завладеть вниманием огромного зрительного зала. Несмотря на внешнюю хрупкость, актриса обладает внутренней силой, позволяющей на сцене воплощать неоднозначных и притягательных героинь.

Тему коллажности продолжает выбор музыки, которая звучит на протяжении всего спектакля, и музыка разная: комиссар исполняет и авторскую песню, и романс, Алексей поет рок-песню «Мы к вам заехали на час!» из «Бременских музыкантов», звучит «Богемская рапсодия» в исполнении команды корабля, Алексей с комиссаром исполняют танец, похожий на бачату, в сопровождении мини джаз-бэнда, состоящего из самих матросов. На корабле даже прошел рэп-баттл! Эклектичный плейлист абсолютно уместен, и его песни прекрасно сочетаются между собой. Такой разносторонний выбор музыки помогает лучше понять, какие герои внутри, он отражает меняющееся бурное и безумное время, во время которого происходили события «Оптимистической трагедии».

Смерть, которая в итоге забрала всех членов корабля, видится логичным итогом поступков и стремлений героев. Эрос и танатос – вот два основных инстинкта человечества, по мнению Зигмунда Фрейда. Если в качестве репрезентативной группы взять героев спектакля, то нельзя не согласиться с этим утверждением. Члены команды и комиссар знают, что рано или поздно погибнут в море, это лишь вопрос времени, но, даже предчувствуя скорую смерть, они всё равно жаждут человеческого отношения, теплоты и простого объятия. Последняя сцена мира призраков – это хореографический дуэт в исполнении комиссара и Алексея, которые рассказывают о любви и смерти. Кажется, что в этом дуэте перед зрителями предстают уже не герои спектакля, а обобщенные образы женщины и мужчины, которые не могут быть вместе из-за обстоятельств, на которые они не в силах повлиять, и которые пытаются внутреннюю пустоту и обреченное отчаяние заполнить вспыхнувшей страстью.

«Оптимистическая трагедия. Прощальный бал» относится к режиссерскому театру, для которого характерно переосмысление драматического материала: создатели спектакля делятся своим взглядом на исторический процесс и человеческие отношения, на природу театра и использование различных средств выразительности, задают зрителям вопросы, на которые каждый ответит по-своему. Постановка сложная, интересная, многоуровневая, она найдет отклик у зрителей, готовых к размышлению и эксперименту.

 

Автор онлайн-журнала Porusski.me Все самое интересное: путешествия, красота и мода, еда, дизайн, свадьбы, главные события, интересные фотосессии и многое другое!