Ваше сообщение успешно отправлено!

Назад в СССР! Алексей Золотовицкий о новом спектакле в Театре Пушкина

О театре, музыке и очередях за пивом

На этой неделе в Театре Пушкина состоялась первая премьера сезона – в Филиале показали спектакль «Сделано в СССР». Фантазию на тему эпохи застоя и молодежи, стремящейся покорить столицу, поставил актёр и режиссёр Алексей Золотовицкий. О работе с однокурсниками, специфике камерной сцены, музыкальных амбициях и очередях за пивом читайте в его интервью.


Откуда появилась идея поставить спектакль по произведению Игоря Гатина «Однажды в СССР»?

Всё началось с летней театральной лаборатории, посвящённой тексту Игоря, на которой был показан небольшой эскиз. Потом мы предложили постановку Театру Пушкина и спустя год оказались здесь.

Сейчас очень модно говорить о поколении миллениалов, тех, кто родился после 1983 года. Что, по-вашему, свойственно их предшественникам, героям спектакля?

Мне кажется, что все поколения в принципе одинаковые. У каждого свои сложности. Этим ребятам тоже было непросто. Мои родители – примерно ровесники Игоря Гатина. Они мне рассказывали, что не могли себе представить, что СССР когда-нибудь не будет. И был шок, когда Брежнев умер. Казалось, что он будет вечно, как и Советский Союз.

Время действия в спектакле – начало 80-х. Вы родились чуть позже, в 1988. А помните Советы?

Отдельные эпизоды… Помню очередь в ларьки за пивом. Я любил с папой туда ходить, не то чтобы папа у меня много пива пил… (смеется). Еще помню квас. Мы его покупали в таких стеклянных кружках.

При этом у вас в спектакле очень точно схвачены какие-то символы Эпохи застоя. Как это все появлялось?

Конечно, это не все из моих воспоминаний, я не настолько старый. Мы смотрели, какие фильмы тогда были, какую музыку тогда слушали. У Игоря не просто повесть, это большой роман, там тоже многое для себя подчерпнули. Тем более сейчас в РАМТе мы вместе Софьей Егоровой (художник. – Прим. Ред.) выпустили спектакль по Юрию Ковалю «Самая легкая лодка в мире». А там это конец 70-х, так что мы уже год в этой эпохе варимся.

Практически все актеры в спектакле – ваши ровесники. А с Анастасией Мытражик вы вместе учились на курсе Кудряшова в ГИТИСе. Как вам работалось вместе?

Прекрасно. Когда работаешь с ровесниками – наоборот, легче, потому что говоришь на одном языке – одинаковые приколы, шутки и все такое. С Настей мы 4 года учились, хорошо друг друга знаем. Саша Дмитриев – папин ученик (курс Игоря Золотовицкого и Сергея Земцова в Школе-студии МХАТ. – Прим. Ред.). Я помню, когда он только первый раз пришел поступать.

Большая часть всех приёмчиков – это когда актеры сами предлагали, что-то приносили, советовали какие-то фильмы, передачи.

Вы за горизонтальный или вертикальный театр?

Я за горизонтальный театр во всех смыслах.

Вы режиссер, при этом еще и актер. Не было ли соблазна начать где-то управлять ситуацией или «включать» режиссера в спектаклях, где вы играете?

Да, когда я как актёр, то чуть-чуть сложнее, потому что всё время пытаешься себя контролировать, чтобы не строить из себя типа: «Слушай, друг, попробуй здесь так». Это тоже мешает, потому что сам я люблю, когда актёры проявляют инициативу, сами что-то предлагают.

Есть такое мнение, что режиссёрское образование должно быть всё-таки вторым, что нужно пройти какой-то путь. У вас же оно как раз второе.

Второе с половиной (Алексей Золотовицкий окончил факультет журналистики МГУ. Два года учился на актерском факультете Театрального института им. Щукина, после чего поступил в ГИТИС на курс Олега Кудряшова. – Прим. Ред.)

Вы согласны с этим?

Конечно. Необходимо не столько даже образование, сколько какой-то жизненный опыт. Причем любой. Просто нужно расстаться с девушкой, получить двойку, сломать ногу, и можешь тогда ставить спектакль смело.

Вы в основном работаете на камерных сценах. Вам там комфортнее, или вы хотели бы перейти на большую?

Нет, конечно, кто же мне большую доверит?! На самом деле, это не специально, но мне нравится на камерных сценах работать.

В маленьких залах вся сцена как на ладони, сложнее зрителя обмануть.

А это как раз круто! В чём-то так даже легче. Я один раз ставил на большой сцене в Тольятти. И было очень тяжело, потому что огромное пространство. Нужно было по-другому играть, чтобы был контакт.

Я помню, как мы с курсом первый раз вышли на большую сцену театра Волкова в Ярославле, до этого играли только на маленькой сцене в ГИТИСе. Во время спектакля мы с удивлением обнаружили, что нужно играть по-другому, иначе ничего, что раньше получалось на малой сцене, не сработает. А так – попробовать интересно, но не то чтобы попасть на большую сцену – главная цель.

Вы еще занимаетесь музыкой, в группе «Fire Granny» играете…

Да, 20 ноября концерт, «16 тонн», пожалуйста, приходите!

Придем. А может быть такой момент, что вам надоест режиссура, актёрство, и вы останетесь только музыкантом?

Всё может быть. Кто знает, брошу всё ради химии, тоже интересная наука…

Это не отнимает времени от основного рода деятельности?

Конечно, отнимает. Но я всё-таки музыкант-любитель, моя основная профессия – режиссура.

И последний вопрос: чем эта пьеса, по вашему мнению, актуальна сегодня?

Абсолютно всем.

Фото: Лена Морозова

Театральный обозреватель. Рассказывает о наиболее актуальных театральных событиях Москвы.


Еще статьи этого автора

Театр
Тихо, идет урок! Фоторепортаж с открытого балетного класса в МАМТ
А также комментарии художественного руководителя балетной труппы
Театр
Что нового мы увидим в октябре?
Все самые интересные премьеры месяца.
Театр
Чума на оба ваши дома. «Влюбленный Шекспир» в театре Пушкина
Как Шекспир чуть не превратил Джульетту в дочь пирата.
INSTAGRAM
Следите за нами в Instagram