Ваше сообщение успешно отправлено!
ВЫ ЧИТАЕТЕ:

Книги: Михаил Елизаров «Библиотекарь» и Владимир С...

Книги: Михаил Елизаров «Библиотекарь» и Владимир Сорокин «Манарага»

Романы «Библиотекарь» Михаила Елизарова и «Манарага» Владимира Сорокина разделяют ровно 10 лет, однако объединяет их немало. Если сказать просто, центральной в романах является проблема восприятия слова и отношения к книге.


Михаил Елизаров  «Библиотекарь»

bibliotekar-(2)Лауреат премии «Русский Букер» в 2008 году – роман «Библиотекарь» – был воспринят критиками неоднозначно. От положительных отзывов поэта Антона Нечаева («книга Хорошего Стиля, исполненного простоты и достоинтства») и литературного критика, публициста и переводчика Виктора Топорова («философская притча с элементами фантастики и сильным подражанием Владимиру Шарову и отчасти Владимиру Сорокину», «присуждение Букера роману «Библиотекарь» Михаила Елизарова — это прорыв и выход из болота толстожурнальной литературы») до отнюдь не лестных – литературного критика и писателя-сатирика Романа Арбитмана («произведение, проникнутое какой-то истерической ностальгией по канувшей в небытие советской Атлантиде») и писателя, журналиста, члена букеровского комитета Александра Кабакова («низкопробный фашистский трэш»).

Сложно сказать, кто прав, но читать роман стоит. Эта книга о силе книги. Неслучайно Елизаров выбирает образ вымышленного и давно забытого советского писателя Дмитрия Громова, который «дожил свои дни в полном забвении», а его книги «бесследно канули в макулатурную Лету». Поразительно и невероятно, что романы с безынтересными названиями («Пролетарская», «Счастье, лети!», «Дорогами труда», «Нарва», «Тихие травы») и темами (становление страны, поэтизация жизни провинции и битв за урожай) становятся объектом вожделения целых кланов-библиотек, которые готовы на страшные убийства ради права обладать очередной книгой. Первым открывает невероятную силу мира громовских книг критик Валериан Лагудов, по долгу службы прочитавший целиком повесть «Нарва» и случайно выполнивший, таким образом, Условие Непрерывности, а также Условие Тщания (не пропустил ни слова). «Нарва», она же Книга Радости, привела читателя в состояние эйфории, он стал строить радужные планы на будущее, однако эффект оказался недолговременным. Далее «первооткрывателю» достались Книга Памяти и Книга Судьбы. Тогда детали мозаики стали складываться и говорить сами за себя, хотя никакой связи между сюжетом книг и состоянием, к которому они приводят, не было. Далее перед читателем разворачиваются невероятные события. Пунктирной линией идет через все повествование мысль о воздействии книги на жизнь человека, на его разум, порой не готовый к восприятию «сакральных» текстов. Метафорично и печально, но нередко знания и власть даются тем, кто не способен ими правильно распорядиться. Наверно, это одна из вечных тем в литературе.

bibliotekar-(1)


Владимир Сорокин «Манарага»

Михаил Елизаров «Библиотекарь» и Владимир Сорокин «Манарага»Совсем недавно издан новый роман Владимира Сорокина «Манарага», не ставший исключением из стилистической авторской традиции, но, вероятно, бестселлером. Фантастический, хоть и не новый для мирового искусства сюжет, рассказ о будущем, где у каждого человека есть умная блоха (и не одна), которая позволяет, не прилагая усилий, знать все, где люди не читают книги (современная литература — эти пространство голограмм и электронных вспышек), но процветает новый вид развлечений для богатых – bookngrill. Печатные книги стали «дровами», на них жарят изысканные блюда, а главный герой (bookngriller с несчастным детством, неясным происхождением, но с четкой позицией «Я — Русский», да и готовит он только на русских классиках: Чехов, Толстой, Набоков, Тургенев) тратит все свои жизненные силы на поиск эксклюзивных томов русских писателей.

manaraga-(1)

Целый клан под названием «Кухня» борется за монополию в таком нестандартном бизнесе, а тех, кто мешает (производит «вброс» книг, созданных молекулярной машиной), убивают. Постоянные реминисценции с русской литературой вызывают неоднозначную реакцию читателя. Прямая параллель – главный герой, Мастер: «рукописи не горят», и жарить на романе Булгакова не получается (маэстро жестоко избивают актеры на Сахалине – своеобразной Фабрике грез будущего; шапочка из ферросиликона – это и пародия на шапочку из «Мастера и Маргариты», и фольклорная традиция шапки-невидимки). Рассказ в рассказе «Толстой» – своеобразная интерпретация философии Льва Николаевича в образе великана-Толстого, проповедующего добро, являющего собой «батюшку-благодетеля» для многонациональной толпы, рассказывающего притчу о клопике и демонстрирующего неразумным людям маленького мамонтёнка, который распевает «Love me tender…». Явная пародия! Не может не вызвать улыбку непрямая цитата из стихотворения М.Ю.Лермонтова: «Под возбуждённый писк соскучившихся блошек выезжаю один я на дорогу. И блоха с блохою говорит». Целенаправленное снижение возвышенного стиля поэта XIX века. А как может быть иначе? На смену Золотому и Серебряному векам приходит век Новых, даже Новейших технологий. И это печально! В этом мире нет места настоящим чувствам, нет места знаниям и нет места книгам. Они теперь не приносят людям эстетического удовольствия, они – разменная монета в мире чревоугодия и больших денег. Все заканчивается для героя на Манараге (гора на Урале, «медвежья лапа»), и тут комментарии излишни: «Шапочка лопается. И вместе с ней – весь мой прошлый мир».


Оба романа в иносказательной форме предрекают гибель современному миру, который теряет ориентиры, которым владеет зло и насилие, жажда наживы и распутные желания. Книга и слово в ней испокон века созданы, чтобы нести добро и знания. Куда же катится современное бытие? Фатум, безысходность или осознание ошибок, как путь к исцелению? Наверное, об этом позволяют задуматься нам Елизаров и Сорокин.

Заглавное фото: bankoboev.ru

Филолог, любит всё, что связано со словом.


  • https://www.facebook.com/app_scoped_user_id/1443311362366880/ Katya Tavrizyan

    Мне срочно нужен новый роман Сорокина!

Еще статьи этого автора

Жизнь
Нестрогая классика. Лев Толстой, три непопулярных произведения
Лев Толстой оставил огромное литературное наследие. Мы выделили три небольших работы, на которые стоит обратить внимание.
Путешествия
Путешествие в Грузию, или как влюбиться в Сакартвело
Ценные советы для тех, кто собрался в страну вкусной еды, великолепного вина и гостеприимных людей.
Жизнь
Нестрогая классика. Лев Толстой, биография и цитаты
В нашей новой рубрике мы расскажем об известных писателях то, чего не было в школьных учебниках. Начнём с одного из самых известных русских писателей и мыслителей XIX века, Льва Николаевича Толстого
Жизнь
10 невероятных историй фразеологизмов
Мы постоянно используем в речи те или иные фразеологизмы, но нередко не можем объяснить их значение, а тем более историю их возникновения. Этимология — не только невероятно захватывающая наука, но и полезная. Расскажем о 10 известных фразеологизмах.
INSTAGRAM
Следите за нами в Instagram