Ваше сообщение успешно отправлено!
ВЫ ЧИТАЕТЕ:

Гоголь это или все же Достоевский? «Дети Верх...

Гоголь это или все же Достоевский? «Дети Верховенского» в ГИТИСе

Дорогие наши читатели, нам с вами очень повезло. Спросите, почему? Потому что студенты мастерской Каменьковича-Крымова учатся еще только на третьем курсе, а значит, нас ждет больше года театральных открытий. А открывать их можно и нужно уже сейчас и сходить, например, на спектакль «Дети Верховенского».  Да не испугают вас пять часов, проведенные в традиционно жаркой и душной аудитории ГИТИСа (это мы к тому, что запаситесь водичкой и одевайтесь полегче): спектакль уже интересно смотреть и сам по себе, и с прицелом на будущее.

В своем вступительном обращении к зрителям режиссер Геннадий Назаров заинтриговал всех упоминанием, что в самом политизированном произведении – романе-трагедии Достоевского – Мастерская разглядела Гоголя. Хотя начало спектакля напоминает и Агату Кристи с ее стишком про десять негритят или просто оригинальную коллективную игру, все весело танцуют, но на неслышный счет «три» или сигнал «стоп» кто-то падает замертво. Такое начало уже приводит нас к концу, ведь праздник в доме губернатора – это одна из самых важных сцен романа Достоевского, и еще незнакомые зрителям герои уже поддаются бесовскому вихрю.

Эпицентром этого урагана в спектакле становится Степан Трофимович Верховенский (Александр Моровов). Природа его всем известна – внутри всегда тихо и спокойно, и это как нельзя точно описывает персонажа. Степан Трофимович – смешной человечек, который умеет красиво говорить, любит внимание публики, но о свершениях и переворотах не помышляет. Даже бунт против своего лучшего друга – Варвары Петровны Ставрогиной – забавен и обречен на провал.

Сама Варвара Петровна тоже не выглядит драматической героиней – для актрисы не пожалели грима, и красавица Виктория Мирошниченко преобразилась в сухую генеральшу с лошадиным лицом. Несмотря на это, Ставрогина мечтает о чем-то большем, и совместные сцены с Верховенским-старшим сопровождаются мелодичными романсами, но нет, Степан Трофимович вместе с другом Антоном Лаврентьевичем (Владимир Комаров) будут язвить по поводу отсутствия у нее чувства юмора. Да, по ходу спектакля нас, как и в романе, будет сопровождать хроникер Антон Лаврентьевич, приятный молодой человек, непосредственный участник событий,  который сразу возьмет ироничный тон по отношению к своему повествованию, и тем тяжелее внезапно станет осознавать все произошедшие ужасы.

Итак, кто же эти «птенцы гнезда Верховенского»? Это его ученики – Ваня, Даша, Лиза и Николя. Правда, недолго им быть детьми, и вот уже Ваню (Николай Яскевич) называют строго по фамилии – Шатов и вовсе не в шутку связывают веревкой.

Если же вернуться к идее о Гоголе, то предполагается основательным посчитать, что перед нами разыгрываются вполне себе записки сумасшедшего, которым в этом спектакле оказывается Николай Ставрогин в исполнении Александра Мизева. Сводят с ума его и Дарья Шатова (Карина Стрелкова), которая будет смотреть на него ланьими глазами и обещать простить любые непотребства. Сведет с ума и Лиза (Александра Кесельман), очень современная девица, которая не стыдится своего расстегнутого платья и не стесняется первой «бросить» молодого человека. А сам Ставрогин совсем не похож на Князя Тьмы (или царевича, по известному выражению Петра Верховенского), и его внезапное страшное признание является абсолютно неожиданным.

Петр Верховенский в этом спектакле, наоборот, не выглядит мелким бесом, он не маскирует свои намерения шутовским поведением. Убивать Шатова он приходит во фраке, но убийство от этого не делается менее страшным и ужасным.

Отдельно хочется отметить работу Рифата Аляутдинова (Кириллов) и Алисы Сельниковой (Марья Лебядкина). Кириллов стопроцентно попадает в образ, и сколько всего скрыто за его уверением «я не обещал, я по своей воле»!

А образ Марьи Лебядкиной пусть и не вызывает чувство нежности, предусматриваемой оригинальным произведением (тихие, ласковые, серые глаза ее были и теперь еще замечательны; что-то мечтательное и искреннее светилось в ее тихом, почти радостном взгляде), но завораживает своим сумасшествием, несомненная удача актрисы!

В спектакле очень много интересных режиссерских и актерских находок, и очень любопытно, каким он станет после того, как актеры полностью заменят себя персонажами, а пока предлагаем сами сходить и решить, Гоголь это или все же Достоевский?

Фото: Кузьма Кузнецов

Театрал-любитель. Верю, что театр способен говорить искренне о наболевшем. И если не изменить общество, то расставить точки над i в конкретной голове.



Вам может быть интересно 

INSTAGRAM
Следите за нами в Instagram