Ваше сообщение успешно отправлено!
ВЫ ЧИТАЕТЕ:

Интервью с потомственным цирковым артистом Сергеем...

Интервью с потомственным цирковым артистом Сергеем Игнатовым

Мы часто слышим фразу о том, что смех продлевает жизнь. Цирк с давних времен был местом, куда люди шли за этим «ключом к долголетию». Несмотря на то что история цирка началась много столетий назад, профессиональный праздник у его служителей появился только в 2010 году. Уже семь лет Международный день цирка отмечается в третью субботу апреля (в этом году – 15 числа). В XXI веке цирковое искусство не становится менее востребованным, однако, как и все вокруг, обретает новые формы.

«Цирк любит нас, он в нас влюблен, пока мы в цирке – мы любимы», – не каждый сразу вспомнит эти строки стихотворения Белы Ахмадуллиной, легшие на музыку Микаэла Таривердиева и прозвучавшие в фильме «Старомодная комедия» с Алисой Фрейндлих и Игорем Владимировым. Но почти всем знакома атмосфера цирка, которая неминуемо ассоциируется с детством: запах сладкой ваты, дрессированные собачки и грозные львы, жонглеры и клоуны – классика жанра. А что представляет собой цирк в современном мире, где меняется абсолютно все? Сохранил ли он привычные черты? О востребованности цирковых жанров и о месте цирка среди других видов искусства мы поговорили с Сергеем Игнатовым – автором шоу «Поехали!» и потомственным цирковым артистом.


«Я счастливый человек, потому что занимаюсь любимым делом.»


Расскажите о вашем авторском проекте. Можно ли его отнести исключительно к цирковому жанру?

– Так как изначально я все-таки артист цирка в четвертом поколении, то цирк, безусловно, лежит в основе того, чем я занимаюсь. Однако сегодня тенденция идет к соединению разных жанров: цирка, театра, пластики, пантомимы, балета и так далее. Мне всегда были интересны, в первую очередь, как зрителю, проекты на стыке жанров. И мой спектакль составлен из разных элементов – это жонглирование, танцы, пластика, пантомима и актерская работа.

Как зрители воспринимают подобные эксперименты?

– Порой весьма настороженно. Зритель всегда хочет четко классифицировать то, куда он идет. Например, в цирк – это значит, будут обезьянки, дрессированные собачки, клоуны, – все понятно. Наверное, в связи с кризисом такое недоверие к новым жанрам усиливается – люди хотят точно знать, за что они отдают деньги.

Но это не значит, что стоит прекратить экспериментировать. Любой, кто пытается привнести в цирковое искусство что-то свое, пусть даже не слишком успешно, помогает его развитию. Должны существовать разные программы, в том числе и классический цирк. Хотя сейчас много разговоров, например, о недопустимости участия животных в представлениях. Я рос за кулисами и видел разные случаи, но могу сказать, что в основном артисты трепетно относятся к своим животным и в обиду их не дают.

Расскажите о детстве в цирковой семье.

— Тут есть и плюсы, и минусы, хотя со временем даже минусы превращаются в плюсы. Во-первых, постоянные переезды. Для многих это тяжело, но у меня, видимо, это в крови, мне всегда было интересно: а какой город будет следующим? Так как я учился в школе, естественно, при переезде менялась и школа, а это новые друзья, новые учителя. Мне нравилась такая разноплановость. За границу мы тогда еще не ездили, в основном по России и бывшим странам СНГ. Я очень любил Ригу.

Чем именно занимались ваши родители?

— Они также артисты цирка. Их основные жанры – жонглирование и акробатика. Они до сих пор работают, на удивление многим моим друзьям и коллегам, несмотря на то, что оба официально на пенсии, кстати, как и я.

В каком возрасте состоялось Ваше первое выступление?

— Официально я состою в компании Росгосцирка на должности артиста с трудовой книжкой с 1988 года. Но мой первый выход состоялся в 1986 году в Ереванском цирке, на юбилее известного дрессировщика Степана Исааковича Исаакяна, мне на тот момент было 11 лет.

Думали ли о выборе другой профессии?

— Маловероятно, чтобы в 11 лет я задумывался о чем-то подобном. В то время меня больше заставляли – любой ребенок в таком возрасте больше хочет гулять и лазать по деревьям. И правильно делали, судя по всему, потому что только спустя много лет осознаешь, насколько это было важно. Мое проникновение в профессию происходило через игру, я не воспринимал все всерьез. И, к счастью, мне уже пятый десяток, а я, наверное, до сих пор играю.

Я счастливый человек, потому что занимаюсь любимым делом. Я могу сказать, что в жизни ни одной минуты не работал. Для меня работа на сцене и жизнь за кулисами более естественна, чем обыденная московская реальность.

Вы выступаете под псевдонимом. Какова история его появления?

— Моего дядю, который является достаточно известным жонглером, зовут так же, как и меня, – Сергей Игнатов. В связи с этим постоянно возникала путаница. Когда я начинал работать в жанре клоунады, понял, что у меня на лбу будто печать: Сергей Игнатов, жонглер. Однажды я раскопал в истории клоунады английского клоуна с именем Барт (о нем неизвестно ничего – ни его маска, ни точное имя) и в сценарии к первому спектаклю назвал так своего героя. Много лет спустя, получая американское гражданство, я вспомнил про это имя и решил оживить его. А фамилия – это английское слово французского происхождения, означающее «шутовство, балагурство». Так получилось довольно звучное, на мой взгляд, сочетание Burt Blague.

Чем Вы занимались до того, как у Вас появилось собственное шоу?

— Долгое время я просуществовал как артист цирка с жонглерским номером, и переход от этого был очень неожиданный. Я оказался в Америке, в компании Дисней. Им нужны были комедийные персонажи, а я на тот момент был достаточно серьезным соло-жонглером, это совсем другая техника и подача. Однако Дисней стал меня развивать именно в клоунаде. В качестве комедийного актера OneMan Show я отыграл несколько тысяч спектаклей.

Когда я работал в амплуа повара, несколько раз за моими действиями наблюдали люди, которые, как я позже узнал, были создателями мультфильма «Рататуй». Так я, сам того не подозревая, стал одним из прототипов для героя этого мультфильма.

Почему Вы ушли из компании Дисней?

— Дисней – это такая серьезная машина, империя по производству смеха. Я был дважды рад: первый раз, когда туда пришел, и второй раз, когда ушел, потому что все должно быть в меру. Я получил то, что хотел, даже более, и понял, что хочу идти дальше, реализовывать какие-то свои идеи.

Как Вы пришли к созданию собственного проекта?

— Проработав в Диснее несколько лет и накопив определенный опыт, я начал писать собственные зарисовки. В какой-то момент я собрал все, что у меня было, в один проект. Впервые показал это в рижском цирке, который тогда, фактически, купил кота в мешке.

К тому, чем я занимаюсь сейчас, я пришел постепенно. Не было такого, что я сел, взвалил все разом на плечи и пошел. Ты чем-то занимаешься, чем-то живешь, и из всего этого складывается картинка. Вдруг ты понимаешь, что тебе уже хватает материала на целую программу.

Расскажите подробнее о шоу «Поехали!».

— Спектакль «Поехали!» – это результат моего многолетнего опыта, собранные из разных лет вещи, которые раньше делались для цирка или для театра, так или иначе я их совместил, и получился такой комедийно-игровой драматический спектакль с космической темой, в котором преобладают цирковые жанры и театральные.

Как Вы набирали команду для своего шоу?

Спектакль – достаточно камерный. Линия моего героя – основная, еще есть девушка-мечта, к которой он стремится, не очень много людей задействовано. На данный момент у меня получается театр одного актера. С одной стороны, это большая степень свободы, с другой – сложностей тоже больше, потому что нужно заниматься всем подряд, включая администрирование, а это отвлекает от творчества – к концу дня порой не остается времени на репетиции. За это я себя корю.

Отличительная особенность спектакля – гибкость. Я могу работать как в малой форме, часовой, так и в двухчасовой, как на последних гастролях в Южной Америке, где в спектакле приняли участие другие артисты цирка, добавив в него акробатических элементов.

Зрители в разных странах по-разному принимают ваше шоу?

– В каждой культуре есть свои нюансы. Особенно для клоуна. Когда ты выступаешь в качестве жонглера, трюк понятен в любом языке. В клоунаде присутствует довольно специфичный юмор, который где-то менее ясен. У меня есть несколько степеней работы со зрителем. Где-то хотят видеть хулигана – тогда я работаю жестче. В Москве достаточно избалованная публика, но в то же время понимающая – людям нравится клоунада. А, например, в Германии лучше принимают трюки.

Где сейчас в Москве можно увидеть шоу «Поехали!»?

– Поскольку я не связан с каким-то определенным цирком, площадки, где я представляю свой проект, периодически меняются. В прошлом году я играл в театре Куклачева, до этого предыдущий мой спектакль играл в Театральном центре «На Страстном». В настоящий момент веду переговоры о прокате с одной московской театральной компанией, надеюсь, что уже в этом месяце спектакль можно будет увидеть на одной из московских площадок. Информация о датах и месте проведения в самое ближайшее время появится на сайте проекта — burtblague.com.

В чем, по-Вашему, заключается основная задача клоуна? Рассмешить зрителя?

– Клоунада – это не только смех, точнее, совсем не смех. У меня нет цели насмешить, я действую в рамках видения своего героя, стараюсь, чтобы зритель не мог угадать ход моих действий, чтобы во время представления он не терял интерес к происходящему. Моя задача – вытащить из взрослого человека ребенка, увести его от мыслей о том, закрыл ли он машину, выключил ли чайник, вызвать немного дурашливую детскую улыбку.

Какие качества необходимы, чтобы стать успешным клоуном?

– Если бы я мог ответить на этот вопрос, для своих коллег я был бы уже святым.

Можно ли назвать клоуна актером?

– Клоун – это артист, не актер. Я заметил одну интересную вещь: когда замечательные, всемирно известные клоуны пытались играть в кино, это было очень грустно (я не говорю про Никулина – в любом правиле есть исключения). В то же время великим актерам не удавалось перевоплотиться в клоуна. Клоуна нельзя играть, этим надо жить. Нельзя просто нарисовать нос и выйти на сцену, думая, что все сразу получится.

Вам приходилось сталкиваться со стереотипами о мире цирка и клоунах?

– Клоуны в жизни довольно скучные люди. В кругу незнакомых мне людей я никогда не говорю о своей профессии, потому что от тебя ожидают бесконечных шуток, а потом сильно разочаровываются. Еще часто слышу такие высказывания: «хорошо, по вечерам ты выступаешь в цирке, это понятно, ну а работаешь-то ты где?». Сложно объяснить, что номера, которые длятся три-пять минут, требуют десятилетия подготовки и огромного количества сил.


Автор статьи: Аля Семенюк

Журналист по образованию и призванию. В своей профессии больше всего ценит общение с интересными людьми и возможность взглянуть с нового ракурса на привычные вещи.

Porusski.me – онлайн-журнал о самом интересном в России. Все самое интересное: путешествия, красота и мода, еда, дизайн, свадьбы, главные события, интересные фотосессии и многое другое!


Вам может быть интересно 

  • Кот Базилио

    Интересная статья, а почему скромно умолчали о том что герой Вашей статьи является ДВУХКРАТНЫМ чемпионом МИРА в номинации жонглёр:))))

INSTAGRAM
Следите за нами в Instagram